Navigation – Plan du site
Articles

Oднодворцы в системе прямого налогообложения России XVIII в.

К вопросу о роли некоронных агентов в управлении государством раннего Нового времени*
Les odnodvortsy et l’impôt direct en Russie au xviiie siècle : le rôle des agents de collecte non gouvernementaux
Odnodvortsy and direct taxation in eighteenth‑century Russia: The role of non‑state tax collectors during the early modern period
Jakov Lazarev
p. 215-234

Résumés

L’article analyse les mécanismes de l’administration fiscale en Russie au xviiie siècle. L’auteur cherche à reconstruire les raisons qui permettaient un niveau exceptionnellement élevé de collecte de l’impôt direct – la capitation, ou « impôt sur les âmes ». Il souligne le rôle important des agents non gouvernementaux, implantés bien avant les réformes de Pierre Ier, dans le fonctionnement stable du système de l’administration fiscale. Pour illustrer cette proposition, l’auteur examine l’histoire fiscale des odnodvorcy, petits propriétaires terriens à mi‑chemin entre les paysans et les nobles. La présence de ces petits contribuables dans le système de collecte de l’impôt direct a révélé l’incapacité des agents administratifs de l’État, trop peu nombreux, à les contrôler de manière efficace et à recouvrer les arriérés. La raison de cet échec réside dans le fait que les odnodvorcy n’avaient pas, comme les paysans, de traditions de responsabilité collective et d’autogestion communautaire sur lesquelles s’appuyait traditionnellement l’administration centrale pour la collecte des taxes et impôts. Contrairement aux paysans, les odnodvorcy solvables refusaient de supporter la charge fiscale de leurs voisins insolvables, étrangers à leur famille. Le problème fiscal constitué par les odnodvorcy en tant que contribuables individuels n’incita pas à élaborer d’autres mécanismes de gestion et de contrôle.

Haut de page

Texte intégral

  • 1 Е.В. Анисимов, Податная реформа Петра I : Введение подушной подати в России 1719‑1728 гг., Л. : Нау (...)
  • 2 Н.Н. Петрухинцев, Царствование Анны Иоанновны : проблемы формирования внутриполитического курса (17 (...)
  • 3 Е.С. Корчмина. « “Многие миллионы государственной казны в неизвестности находятся” : недоимки по по (...)
  • 4 И.И. Федюкин, Е.С. Корчмина, « Собираемость подушной подати в середине XVIII в. : к вопросу об эффе (...)

1Российский XVIII век начинался с грохота пушек и активного военного и государственного строительства. Не все реформы удалось осуществить так, как было задумано Петром I. Cреди проведенных реформ обращают на себя внимание преобразования в сфере прямого налогообложения – введение подушной подати в 1719‑1724 гг. Если обратится к статистике сбора прямых налогов, то можно будет признать, что данная реформа была одной из наиболее удачных. Еще в 1982 г. Е.В. Анисимов на основании обобщенных данных Камер‑коллегии (конец 1726 г.) отмечал, что общая собираемость подушной подати могла варьироваться в пределах 87‑91 % от установленного оклада1. Позднее к схожим выводам пришел Н.Н. Петрухинцев, исследуя фискальный аспект внутренней политики Анны Иоанновны (1730‑1740)2. В 2013 г. эти наблюдения подтвердила Е.С. Корчмина на материалах Переяславль‑Рязанской провинции Московской губернии3. Сделанные Е.С. Корчминой наработки были расширены в совместных исследованиях с И.И. Федюкиным в 2014 г. В них было показано, что в Российской империи в 1740‑50‑е гг. (42 из 44 провинций) реальный уровень собираемости подушной подати мог доходить до 97 %4. Что лежало в основе этой невероятной эффективности Российского государства ?

  • 5 К отмеченной численности податного населения следует относится с определенной долей условности. Это (...)
  • 6 Корчмина, « “Многие миллионы государственной казны в неизвестности находятся”», с 89.
  • 7 Генеральная, учиненная из переписных книг, о числе мужеска полу душ табель [1738 г.] опубл. в : В.М (...)
  • 8 Соотношение могло колебаться в зависимости от времени и региона в пределах от 0,1/0,09 до 0,125 « б (...)
  • 9 Согласно данным В.М. Кабузана, по 2‑й ревизии на 1767 г. численность податного населения составляла (...)

2В качестве предположения, можно сказать, что работу государственной машины обеспечивал развитый коронный аппарат. Однако Е.С. Корчмина приводит данные, которые свидетельствуют об обратном. Руководство Военной коллегии в конце 1730‑х гг. полагало, что на 5 426 8165 мужского пола душ (далее – м.п. душ) податного населения всей Российской империи должно приходиться 3 756 представителей налогового ведомства (включая солдат). Из этого числа к « бюрократам» следует отнести только 669 чел., т.е. примерно 0,123 « бюрократа» на 1000 чел. м.п., принимая во внимание, что унтер‑офицеры и солдаты в своей массе были неграмотными6. Практически идентичное соотношение мы получаем, исходя из данных по штатам Переяславль‑Рязанской провинции (общее количество душ м.п. составляло 160 185 чел.)7, приводимых Е.С. Корчминой, и подсчетов, сделанных М.А. Киселевым на материалах Урала8. Если брать во внимание сведения о численности податных душ по 2‑й ревизии (около 6,8 млн. м.п. душ)9, то соотношение уменьшается еще заметнее. Следовательно, коронные агенты не могли напрямую собирать подушную подать с местного населения. В этой связи возникает исследовательская проблема : как при высокой собираемости подушной подати и крайне низком соотношении чиновников к податному населению обеспечивалась стабильность такой эффективной налоговой системы и выстраивались механизмы контроля ?

  • 10 Федюкин, Корчмина, « Собираемость подушной подати», с. 111.
  • 11 Kiselev, « State Metallurgy Factories…», p. 15‑19.

3И.И. Федюкин и Е.С. Корчмина высказывают ряд интересных соображений, основанных на данных о высокой собираемости подушной подати с помещичьих крестьян. По их мнению, ключевой особенностью, отличавшей Россию от западноевропейских государств раннего Нового времени, являлось делегирование фискальных полномочий некоронным агентам – помещикам и общинам. Помещики выстраивали свою формальную фискальную структуру и рекрутировали персонал, который осуществлял принуждение сельских общин, где воспроизводились механизмы, сглаживавшие налоговое бремя (круговая порука, институт раскладки)10. Схожие наблюдения сделаны М.А. Киселевым на материалах анализа общеимперского законодательства, а также реконструкции практик сбора подушной подати с государственных и частновладельческих крестьян Пермской и Вятской провинций Казанской губернии. Историк показывает, что структуры управления некоронных агентов (помещики, община) в процессе сбора подушной подати были интегрированы в государственный аппарат и являлись его своеобразным продолжением. Как результат, общение коронной администрации с налогоплательщиками при сборе подушной подати ограничивалось представителями вотчинной или общинной администраций (приказчики, старосты и выборные сборщики)11. Конечно, отмеченные наблюдения нуждаются в дальнейшем уточнении на материалах других регионов и других социальных групп. Для исследователей по‑прежнему сохраняет актуальность вопрос о роли некоронных агентов и их практик управления в функционировании фискальной системы Российского государства XVIII в. Ответ на этот вопрос поможет понять, как проходило становление новых (бюрократических) практик управления и контроля, и увидеть причины, мешавшие их актуализации.

  • 12 Однодворцы – это социально‑фискальная категория, объединившая в начале XVIII различные чины служилы (...)

4На наш взгляд, частично ответить на поставленный выше вопрос возможно, если обратиться к истории такой социально‑фискальной категории как однодворцы12. В процентном соотношении численность однодворцев к другим категориям податного населения составляла около 6 %. Большая их часть проживала на территории Белгородской и Севской провинций Киевской, а с 1727 г. Белгородской, губернии. Тем не менее, фискальная история этой относительно малочисленной социально‑фискальной группы позволяет подтвердить и с особенной яркостью проиллюстрировать отмеченное выше мнение об особой роли общинной и вотчинной администрации в эффективном функционировании налоговой системы Российской империи XVIII в.

II

  • 13 Цит. по : Д.А. Ляпин, Дети боярские Елецкого уезда в конце XVI–XVII вв. : дис. канд. ист. наук. Вор (...)
  • 14 Подробнее о данном понятии см. : Н.Н. Оглоблин. « Что такое “десятни”» ? (По поводу « Описи десятен (...)
  • 15 Цит. по : Ляпин, Дети боярские Елецкого уезда, с. 103.
  • 16 См. также : М.Д. Рабинович, Судьбы служилых людей « старых служб» в период формирования регулярной (...)
  • 17 См. : Ляпин, Дети боярские Елецкого уезда, с. 107‑108.

5Прежде всего, остановимся на происхождении понятия однодворец. Одно из самых первых упоминаний однодворцев находится в челобитной рязанских и тульских детей боярских конца XVI в. Они жаловались на их привлечение к строительству елецкой крепости : « и нас … выбрали однодворцев и бессемейных»13. Можно только догадываться о том, какой смысл вкладывали в это слово авторы челобитной. Понять смысл категории однодворец / однодворец‑помещик позволяют источники XVII в. Чаще всего это понятие встречается в официальном делопроизводстве : им обозначались испомещенные дети боярские / дети боярские – украинцы, которые не имели дворов с зависимым крестьянским населением, жили одним двором и обрабатывали землю силами собственной семьи. В качестве наглядного примера укажем на материалы военных смотров (т.н. десятни14) детей боярских Елецкого уезда первой половины XVII в. В десятне 1622 г. смысл этого понятия расшифровывался следующим образом : « …а крестьян за ним нет, однодворец». Кроме того, в переписной книге Елецкого уезда 1646 г. можно найти следующее выражение : « Живут дети боярские однодворцы, а крестьян и бобылей за ними нет»15. Следовательно, термин однодворец указывал на материальное положение данного лица, а не был официальным чином Московского государства16. Однодворчество мыслилось, скорее, как временное состояние, связанное с имущественным положением, а не как наследственный социальный статус17. Данное понятие позволяло центральному правительству определять способность детей боярских Юга России выполнять различные виды службы.

  • 18 См. : В.А. Александров, Стрелецкое войско на юге Российского государства в XVII в. : дис. канд. ист (...)
  • 19 Такое положение закреплялось не только размерами поместных окладов, но и в своеобразной иерархии че (...)
  • 20 В их число входили полоняничные и ямские деньги, выплата жалованья местным офицерам, стрелецкие хле (...)

6Массовое появление в регионе таких однодворцев было тесно связано с процессом испомещения детей боярских для охраны южных рубежей в конце XVI‑XVII вв. Эти дети боярские занимали одну из низших ступеней в иерархии служилых чинов Российского государства. Социальные границы данного чина были весьма рыхлыми : его обладателями становились выходцы из самых низших служилых чинов (стрельцы, казаки), которые активно пополнялись представителями тяглых сословных групп (в т.ч. беглыми крестьянами)18. В результате, дети боярские‑однодворцы представляли собой довольно пеструю социальную группу. Для ее членов главным и наиболее престижным видом службы была служба в поместной дворянской коннице (« сотенная служба»), доступ к которой позволял некоторым из них пополнять более престижные московские чины19. При этом дети боярские не были избавлены от несения государственных повинностей в натуральном, денежном или отработочном виде20.

  • 21 Например, одним из следствий измены гетмана И. Выговского стал разорительный набег крымских татар в (...)
  • 22 См. : Важинский, Мелкое служилое землевладение, с. 90‑92.
  • 23 Например, с 1659 г. запрещалось записывать служилых людей живших в городах Белгородской черты и за (...)
  • 24 Для ведения хозяйства и выполнения государственных повинностей однодворцы использовали собственные (...)

7Нестабильность военно‑политической обстановки на южных окраинах21, сложные условия ведения хозяйства, рост численности детей боярских и соответственное сокращение жалуемых им поместных наделов стали для многих детей боярских непреодолимыми препятствиями для отправления « сотенной» службы22. Законодательное ограничение карьерных возможностей23 вело к сужению возможностей восходящей социальной мобильности и закладывало основу процесса постепенного превращения детей боярских‑однодворцев из служилых людей в податную категорию. Как отмечалось историками на материалах XVII в., при отправлении служб и повинностей однодворцы опирались на солидарности, основанные не на общинных, а на семейно‑родственных связях24.

  • 25 В их число входили « низшие чины», жившие в городах : городовые (в т.ч. отставные) дворяне, атаманы (...)
  • 26 См. : Н.К. Ткачева, « Из истории однодворцев в XVIII в.», Ежегодник по аграрной истории Восточной Е (...)
  • 27 Города, составившие позднее (с 1719 г.) Воронежскую провинцию Азовской (Воронежской) губернии – Вор (...)
  • 28 Представители « низших чинов», служивших при дворе московских цариц, и выполнявшие роль ее слуг (См (...)
  • 29 В число служилых людей прежних служеб были включены ротмистр, поручик, прапорщик, драгуны, солдаты, (...)
  • 30 По подсчетам М.Д. Рабиновича, в ходе « разборов» 1705‑1706 и 1709 гг., проводимых Ю.С. Нелединским‑ (...)
  • 31 Например, по указу 30 октября 1699 г. со служилых людей, их детей и родственников предписывалось вм (...)
  • 32 Первоначально представители категории « старых (прежних) служб» облагались « компенсационными» плат (...)

8Важным рубежом в процессе превращения однодворцев в податную категорию населения стали преобразования российских вооруженных сил. В 1696 г. царское правительство решилось упорядочить огромное разнообразие низших « чинов»25, распределив их по двум группам, сообразуясь с их материальным положением26. При переписи части городов Белгородского разряда27 представители различных « низших чинов», владевшие земельным участком в рамках коллективного, а не индивидуального пожалования и в качестве поощрения за службу получавшие только землевладения в качестве поместий (« поместные дачи»), включались в категорию однодворцев. По этому же признаку в их число были включены подьячие, происходившие из служилой среды, представители конюшенного чина, царицыны дети боярские28, посадские земские старосты, бобыли. Во вторую группу были включены чины, служившие в полках и на одном денежном жаловании, обозначавшиеся как служилые люди прежних служеб29. В ходе Северной войны (1700‑1721 гг.) проводились регулярные смотры (разборы) служилых людей южных разрядов, на основании которых отбирались наиболее боеспособные, т.е. материально обеспеченные, владевшие землей и зависимым населением. По итогам разборов только часть представителей служилых чинов попадали в состав новых регулярных полков30. Служилым людям, не вошедшим в состав регулярной петровской армии, урезали, а затем и вовсе отменили денежное и хлебное жалование, их стали облагать временными, а потом и постоянными денежными сборами, размер которых варьировал от 1 до 1,5 руб. с м.п. души31. Зачастую такая же судьба ждала детей и родственников служилых людей « старых (прежних) служб»32. Как результат, служилые люди « старых (прежних) служб» также войдут в состав категории однодворцев.

  • 33 См. : М.А. Киселев, « Развитие самосознания “дворянского сословия” в первой трети XVIII в. и междуц (...)
  • 34 Это продемонстрировал Д.А. Ляпин на материалах Елецкого уезда, где доля однодворцев составляла 36,9 (...)
  • 35 См. также : С.М. Троицкий, Русский абсолютизм и дворянство в XVIII в. : формирование бюрократии, М. (...)
  • 36 Ляпин, Дети боярские Елецкого уезда, с. 219.

9Важное воздействие на оформление социально‑фискальных границ однодворцев оказал процесс складывания единого привилегированного сословия, которое на рубеже 1700‑1710‑х гг. начинает обозначаться понятием дворянство/шляхетство33. Представители служилых людей Юга России, которые обладали достаточным материальным достатком, имели заслуги перед правящим домом и могли доказать в подаваемых « сказках» службу своих предков в сотнях поместной конницы и/или принадлежность к чинам московским, получали возможность попасть в состав дворянского сословия. Однако процент получавших дворянство был весьма мал34. Те же, кто не смог этого сделать, включались в состав податного населения, облагаясь различными повинностями и податями. Избежать включения в состав однодворцев смогли лишь те, кто попал в разборные списки служилых людей начала XVIII в.35 При этом по своему экономическому положению некоторые из детей боярских, получивших дворянство, мало чем отличались от тех, кто пополнил категорию однодворцев36.

  • 37 При проведении подсчета мы, вслед за В.М. Важинским и Я.Е. Водарским, исходили из численности двора (...)
  • 38 Рабинович, Судьбы служилых людей, с. 490.
  • 39 Анисимов, Податная реформа Петра I, с. 25.
  • 40 Рабинович, Судьбы служилых людей, с. 493.
  • 41 ПСЗ, собр. I, т. 6, № 3624, с. 229 ; Анисимов, Податная реформа Петра I, с. 39.

10В ходе переписи 1710 г. понятие однодворцы окончательно превращается в фискальную категорию. Согласно этой переписи, на территории Белгородчины и Севщины было учтено, соответственно, 23 400 и 4 211 однодворческих дворов, т.е. примерно 82 833 душ м.п.37. Это составило почти 38 % от общего числа однодворческих дворов юга России (Киевская губ. – 30 267 дворов, Азовская губ. – 42 821 двор)38. По сведениям Е.В. Анисимова, « однодворческий оклад» варьировался от 1 до 3 руб. с двора39. С однодворцев собирались также провиант и фураж на довольствие армейских полков40. Помимо этого, решением Сената от 4 августа 1720 г. на дворы однодворцев налагался сбор « гривенных денег» и провианта на ландратов41.

  • 42 ПСЗ, собр. I, т. 7, № 4563, 4569, 4570. См. также : Е.В. Анисимов, Время петровских реформ, Л. : Ле (...)
  • 43 Плакат о сборе подушном 1724 г. (ПСЗ, собр. I, т. 5, № 4533, с. 318). См. также : В.А. Александров, (...)

11Таким образом, в ходе петровских преобразований расплывчатое экономическое понятие однодворец превратилось в фискальную категорию с наследственным статусом. Плакат о сборе подушном 1724 г. привел к дополнительным изменениям правового статуса однодворцев42. По этому законодательному акту они становились одной из составных частей новообразованной податной группы государственных крестьян (31 % или примерно 331 тыс. м.п. душ от их общего числа)43. Однако, включая однодворцев в число плательщиков подушной подати, правительство не учло особенностей их социальной организации, которая, как мы покажем ниже, оказалась серьезным препятствием для успешного применения к ним фискальных методов, рассчитанных на общинные традиции крестьянства.

III

  • 44 Анисимов, Податная реформа Петра I, с. 86.
  • 45 ПСЗ, собр. I, т. 6, № 3901, с. 504 ; Рабинович, Судьбы служилых людей, с. 84.
  • 46 Согласно официальной статистике в период с 1723 по 1729 гг. общая численность однодворцев Киевской (...)
  • 47 Генеральная табель 1738 г., с. 151.

12В ходе переписи подачу сведений о численности податных душ должен был осуществлять условный глава домохозяйства (двора)44. Учитывая, что однодворцы юридически являлись независимыми помещиками и что в их среде не были развиты традиции общения с администрацией через выборных представителей, характерные для крестьянской общины, коронный аппарат Юга России оказался перед необходимостью осуществить практически индивидуальную перепись налогоплательщиков. Только на территории Белгородчины и Севщины таковых оказалось более 120 тыс. м.п. душ. Неудивительно, что отправленный в 1722 г. в Киевскую губернию ревизор полковник А. Чернышев не смог в короткие сроки предоставить полные сведения о численности однодворцев45. Только к 1729‑1730 гг. удалось собрать относительно точные данные46. Если взять за основу последнюю известную цифру о количестве однодворцев по I ревизии на территории Белгородчины и Севщины, – 142 429 м.п. душ47, – и перевести ее в количество однодворческих домохозяйств (примерно 3 м.п. души на двор), то получается, что местный коронный аппарат со своим небольшим штатом должен был обработать около 47 476 « сказок». Большая часть этих « сказок» должна была относится к территории Белгородчины и Севщины – 45 655 штук, где 41 057 (90 %) приходилась на территорию первой.

  • 48 Кабузан, Народонаселение России в XVIII – первой половине XIX в., с. 123.
  • 49 Все подсчеты сделаны по : Генеральная табель 1738 г., с. 148‑151.
  • 50 Цит. по : Рабинович, Судьбы служилых людей, с. 510. Об А.А. Мякинине см. : Д.О. Серов, « Фискальска (...)

13В том, что фискальный учет однодворцев был особенно серьезной проблемой для местного коронного аппарата, нас убеждают сведения, приводимые В.М. Кабузаном. В ходе I ревизии (1722‑1747 гг.) правительство долго не могло получить сведения о числе м.п. душ из ряда губерний. В их числе находилась и Белгородская губерния. На этой территории количество неучтенных в срок м.п. душ составляло 20,20 % (109 179 м.п. душ) от числа всего податного населения. При этом, наиболее точные сведения смогли предоставить Севская и Орловская провинции, где однодворцы составляли меньшинство (4,87 % и 4,79 %)48. Доминирующее положение среди податных категорий населения на Севщине занимали помещичьи (60 % или 169 990 м.п. душ) и дворцовые (19,15 % или 54 281 м.п. душ) крестьяне, в общинной среде которых были налажены практики подачи сказок представителями общинной или дворцовой администраций. Практически идентичную ситуацию мы наблюдаем в Орловской провинции, где преобладали помещичьи крестьяне (75,59 % или 86 194 м.п. душ). В то же время, в Белгородской провинции практически все население являлось однодворцами (86,47 % или 123 170 м.п. душ)49. Если же посмотреть на отношение числа однодворцев к общему количеству податного населения Белгородской губернии, то их доля составляла примерно 26,4 %, т.е. практически равнялась доле тех душ, которые не были учтены в срок по 1‑й ревизии. Не случайно один из руководителей I ревизии в соседней Азовской (Воронежской) губернии генерал‑фискал А.А. Мякинин отмечал в 1723 г., что « с однодворцев ведомости, не освидетельствовав всей губернии, ни коим делы отдат не возможно. Понеже в каждом селе и деревне люди прибывают и убывают. Оные же однодворцы никакого назирания от командиров не имели, а бродили по разным местам и писались в скасках 1719 году, а потом сошед в иные места в 1721 году вновь объявляли себя приписными. Да и в третьи… места сошед при свидетелстве показали себя приписанными. И о таких имеются непристанные справки и им допросы»50. Иными словами, отсутствие действенной общинной организации в среде однодворцев способствовало высокому уровню географической мобильности в их среде, мешая переписным канцеляриям подвергнуть их строгому учету.

  • 51 Ландмилиция представляла собой поселенные в приграничной полосе иррегулярные воинские формирования, (...)

14Как отмеченные нами проблемы, проявившиеся в ходе переписи, проявились в процессе сбора подушной подати ? Прежде чем ответить на этот вопрос, необходимо привести следующие сведения. Активизация в начале 20‑х гг. XVIII в. российской внешней политики на южном (« персидском») направлении сделала еще более актуальной угрозу со стороны Крымского ханства и Османской империи. Это в свою очередь оживило, казалось бы, похороненную в середине 1710‑е гг. практику наборов в ландмилицейские полки. Только теперь в качестве основы для комплектования и содержания ландмилиции были выбраны однодворцы51. Как сказалась такая мобилизационная нагрузка на однодворцах, учитывая тот факт, что в схожих условиях находилось остальное податное население, комплектовавшее части регулярной армии ?

  • 52 Дело о сборе подушной подати из Белгородской губернской канцелярии : РГАДА, ф. 405, оп. 1, д. 1030, (...)
  • 53 См. : ПСЗ, собр. I, т. 11, № 8787, с. 903, 907.

15В качестве ответа на поставленный вопрос обратимся к случаю с драгуном Путивльского ландмилицейского полка Ф. Должиковым. В промемории из канцелярии Украинского ландмилицейского корпуса указывалось, что за дядей данного драгуна было записано 11 м.п. душ, в т.ч. он сам, а также его отец и брат. Однако к 1743 г., из 11 чел., записанных в подушной оклад, умерло 6, брат Ф. Должикова « скитался» и, соответственно, не имел возможности платить за себя и отца. Как в этой ситуации поступила Белгородская губернская канцелярия, которой была адресована промемория ? Губернское начальство было извещено, что в доме Ф. Должикова проживали некий старик и два внука его дяди, не положенных в подушный оклад. Вот на этих‑то молодых людей и было решено переложить фискальную ответственность за те 11 м.п. душ, что были записаны за их дедом52. Едва ли один старик и двое молодых людей смогли бы потянуть ежегодный платеж, в т.ч. за упомянутого рекрута, составлявший чуть более 12 руб. Последнее разительно отличало однодворцев от дворцовых и частновладельческих крестьян, которые были законодательно обязаны платить за выбывших плательщиков подушной подати, в т.ч. взятых в рекруты. Отмеченный случай также показывает реакцию коронных агентов на неплатежеспособность однодворцев. Действия местного коронного аппарата ограничивались лишь перекладыванием фискальной ответственности на оставшихся в живых ближайших родственников. Видимо, по этой причине сокращалось количество однодворцев реально плативших подушную подать. По сведениям правительства на 1743 г., из всех однодворцев (333 795 м.п. душ) реально платили подушную подать чуть более 200 000 м.п. душ (исключая новорожденных и служивших в ландмилиции)53.

  • 54 Например, в середине 1760‑х гг. на выяснение принадлежности 1 « однодворческого сына», проживавшего (...)

16Таким образом, при ликвидации недоимок по подушной подати местный коронный аппарат был поставлен в тупиковое положение. С одной стороны, выяснение личности и имущественного статуса правопреемников могло серьезно нагружать малочисленные штаты местных канцелярий54. С другой стороны, фискальное принуждение в отношении однодворцев ограничивалось кругом их семейных связей. Отмеченная проблема не могла не волновать центральное правительство. Однако только в годы правления Елизаветы Петровны (1741‑1762) были предприняты конкретные шаги по ее решению.

17В целом, правительство Елизаветы Петровны не собиралось пересматривать унаследованную и стабильно работавшую налоговую систему, но проблема с однодворческой недоимкой показала определенный институциональный сбой, с которым правительство уже сталкивалось в начале реформы подушного налогообложения, проводя перепись однодворцев.

18Первоначально, эту проблему предполагалось решить предоставлением некоторых налоговых льгот. Сенатским указом от 9 апреля 1745 г. однодворцы, содержавшие ландмилицейские полки, освобождались от двойного штрафа за прописку или утайку м.п. душ. В мотивировочной части отмечалось, что принятию данного решения способствовали как особенности социальной организации однодворцев, так и состояние крайней бедности некоторых из них (Елецкий уезд Воронежской губернии) :

  • 55 ПСЗ, собр. I, т. 12, № 9144, с. 366.

и тако те однодворцы к объявленному подушных и прочих с 724 года денег платежу <…> не токмо вдвое, но и в один ряд, а особливо за умерших платить не в состоянии, а иные за бедностию, не точию ж вдвое с одного 50, но и 5 рублей, то есть десятой доли заплатить не могут ; а кои распродав скот и пожитки, хотя и заплатят, да впредь от того придут в убожество, и к платежу быть не в состоянии.55

19Действие этого указа распространялось на территории Белгородской и Воронежской губерний. В отношении однодворческих поселений при Украинской линии елизаветинское правительство даже запрещало на определенные годы взымать подушную подать.

  • 56 Мнение и ведомости канцелярии Украинского ландмилицейского корпуса об однодворческой недоимке : РГВ (...)
  • 57 Там же, л. 170 об.
  • 58 Там же, л. 179‑180.

20В 1749‑1751 гг. правительство Елизаветы Петровны запретило взимать подушную подать в целях сохранения в неурожайное время благосостояния однодворцев, поселенных при Украинской линии, т.е. однодворцев Белгородской и Воронежской губерний. Тем не менее, в 1752 г. было предписано с определенной долей осторожности собрать недоимки за 1747‑1752 гг., включая и « льготный период». К 1754 г. некоторые суммы (ок. 20 тыс. руб.) удалось собрать, но оставалась незакрытой довольно значительная сумма – 44 727,60 руб.56 В доношении 1754 г. в Главный комиссариат, представители Украинской ландмилицейской канцелярии, испрашивая по этому поводу мнения вышестоящего учреждения, приводили причины невозможности полного погашения столь крупной суммы : « а доимки как по присланным из той канцелярии репортовано усмотрено, что немалая сумма умножается, о которой показано что оная с 747 по сей 754 год сполна невзыскана за совершенными скудостми и за немалою выбылью и пустотою»57. В этой ситуации руководство Военной коллегии поручило начальству Украинского ландмилицейского корпуса провести только зондаж платежеспособности однодворцев, поселенных при линии58. Следовательно, начальство данного войскового формирования в полной мере ощутило институциональный сбой, связанный с отсутствием общинной организации в среде однодворцев и, как следствие, механизма перераспределения дополнительного налогового бремени некоронными агентами. В результате этого коронные агенты имели дело лишь с семьями, которые не участвовали в компенсировании недоимок остальных однодворцев, не связанных с ними родственными связями. При этом в однодворческой среде присутствовали вполне состоятельные хозяйства, которые платили бездоимочно и, в принципе, могли бы взять на себя часть дополнительного налогового бремени. В качестве примера укажем на документы конца 50‑х гг. XVIII в.

  • 59 Ведомости были посланы из Хотмыжской, Новооскольской, Салтовской, Чугуевской, Судженской и др. (Дел (...)
  • 60 Там же, л. 19 об.
  • 61 Там же, л. 20.
  • 62 Там же, л. 1‑1 об.

21В ряде ведомостей (конец 1757 – начало 1758 гг.) в Белгородскую губернскую канцелярию и Комиссию о рассмотрении однодворцев из уездных канцелярий указывалось, что среди однодворцев (в т.ч. поселенных на помещичьих землях) недоимки не имелось59. Например, в ведомости из Салтовской воеводской канцелярии отмечалось, что пушкари и однодворцы, положенные в оклад в 1‑ю и 2‑ю ревизии по г. Салтову, « подушныя денги и лантмилицкую службу и всякия подати несут бездоимочно»60. В ведомости Белевской воеводской канцелярии подчеркивалось, что « живущих между помещиковых слобод поселенных и непоселенных також и доимки на них не имеется и за тем ни х каким дистриктом (ландмилицесйких полков. – Я.Л.) не приписаны … показать было нечего»61. В число таковых однодворцев могли входить лица, за которыми были записаны 3‑5 м.п. душ62. В отмеченных доношениях иногда упоминались те проблемы, с которыми сталкивался местный коронный аппарат. В ведомости, посланной из Путивльской воеводской канцелярии в Комиссию о рассмотрении однодворцев, названы лица, за которыми числились недоимки менее 50 р. Те же, за кем числились еще более значительные суммы, как правило, были мертвы или влачили нищенское существование.

22Таким образом, в правление Елизаветы Петровны наиболее ярко обозначилась проблема однодворческой недоимки по подушной подати. Ее появление во многом стало возможным из‑за отсутствия институционального принуждения состоятельных семей к выплате долгов других однодворцев (живых или мертвых). Если у государственных крестьян это принуждение могла осуществлять община, а у частновладельческих – вотчинная администрация, то в однодворческой среде эти механизмы отсутствовали. В результате однодворцы оказались в « исключительном нормальном» (Э. Гренди, Х. Медик) положении в системе сбора подушной подати. Это обнажило то, что для стабильного функционирования фискальной системы требовался не рост насилия со стороны коронных агентов, а наличие некоронных институциональных механизмов, сложившихся задолго до реформ Петра I. Случившийся сбой стал своеобразным вызовом для российского правительства. Каким образом планировалось стабилизировать фискальную систему ?

  • 63 Подробный разбор данного проекта см. : Е.П. Корякина, Программа социально‑экономических преобразова (...)
  • 64 Корякина, Программа социально‑экономических преобразований, с. 174 ; С.В. Андриайнен, Империя проек (...)
  • 65 Цит. по : Корякина, Программа социально‑экономических преобразований, с. 175.

23Отмеченная фискальная проблема осознавалась в правящей элите. 23 октября 1756 г. фаворит Елизаветы Петровны П.И. Шувалов (1711‑1762) подал для обсуждения в Конференции при Высочайшем Дворе специальную записку – « Что следует внести в инструкцию отправляющемуся для учреждения в лучший порядок однодворцев и набору ландмилицких рекрут генерал‑лейтенанту Ушакову»63. Вероятно, одним из поводов для ее написания послужили челобитные в Сенат однодворцев Тамбовского уезда (Воронежская губерния) за 1754‑1755 гг., с требованием определения особых управителей « по примеру дворцовых волостей», которые бы решали проблемы, возникавшие при постое военных команд и злоупотреблениях местных чиновников64. В « Записке» П.И. Шувалова однодворцы рассматривались как важная податная категория населения, которая позволяла дополнительно сэкономить казне значительные средства, являясь основой для комплектования ландмилицейских полков. Однако, отсутствие каких‑либо форм коллективного самоуправления в среде однодворцев затрудняло взимание с них подушной подати. Эту проблему П.И. Шувалов емко выразил в следующей фразе : « у всех однодворцев изстари заведено, что они один другому не подчинен и послушен быть не может», добавляя к этому, что в среде однодворцев « общества [общины – Я.Л.], как то в других местах бывает, нет»65. По мысли П.И. Шувалова, на однодворцев следовало наложить ограничения по передвижению, т.е. запретить самовольно уходить из поселений, где их зафиксировала перепись. Также рекомендовалось запретить разделы земли между наследниками и практику выделения земли вдовам, ввести штрафы за прием беглых однодворцев. В качестве мер, стимулировавших выработку « общинных» солидарностей, П.И. Шувалов планировал путем распространения практик материальной помощи обедневшим однодворцам, коллективного решения имущественных и судебных проблем. Для ликвидации однодворческой недоимки за души мужского пола предполагалось распространить практику раскладки даже на однодворческих вдов с детьми или без. Согласно проекту, выборные представители (« однодворческие управители») наделялись довольно широкими полномочиями, которые позволяли бы защищать однодворцев от различного рода злоупотреблений.

  • 66 Дело об определении однодворческих управителей в Белгородскую и Московские губернии : РГАДА, ф. 105 (...)
  • 67 Там же, л. 37.
  • 68 Там же, л. 42‑43 ; д. 1, л. 1‑39 об.
  • 69 РГАДА, ф. 1055, оп. 1, д. 39, л. 42‑43.

24Таким образом, записка П.И. Шувалова « Что следует внести в инструкцию…» 1756 г. была проектом создания своего рода общинной организации для однодворцев и ее регламентации. Без наличия общинной солидарности не представлялось возможным решение проблем, мешавших нормальному функционированию фискальных механизмов на Юге Российской империи. Однако предложенный П.И. Шуваловым план был реализован лишь частично. В 1756 г. законодательно была закреплена лишь практика выбора однодворческих управителей от определенного числа однодворцев (примерно, от 5 до 15‑20 тыс. чел). Однодворцы выбирали управителей из числа местных гражданских служителей или отставных, единогласно или большинством голосов66. Однодворческому управителю предписывалось, чтобы « обид, налог, приметок ни под каким видом никому не чинил и ко взяткам не косался, а надлежащим образом однодворцов от обид и разорениев защищал и приводил в доброй порядок и во всех тягостих дабы никто один против другога излишнего не имели»67. По сути дела, однодворческие управители должны были выполнять посредническую роль внутри однодворческой среды для разрешения различных конфликтов, а также между однодворцами и местными администраторами и помещиками, « для защищения в их обидах от воевод и протчих» (например, в незаконной записи за помещиками, грабежах и разорениях)68. Следовательно, выборные должны были не просто решать проблемы подведомственных им однодворцев, но и обеспечивать все условия для комплектования полков ландмилиции боеспособными кадрами. Однако не все избранные управители отличались моральной чистоплотностью, реализуя свои корыстные интересы (взятки, принуждение к работам)69.

  • 70 Дело о сборе подушной подати из канцелярии Курского однодворческого управителя : РГАДА, ф. 1055, оп (...)
  • 71 Согласно сведениям пятидесяцкого и « лутчих людей», двое детей Т. Костина живут в Курске, где у них (...)
  • 72 РГАДА, ф. 1055, оп. 1, д. 210, л. 4.

25В данных однодворческим управителям инструкциях не упоминалось о каких‑либо фискальных полномочиях или обязанностях. Как это объяснить ? Изначально однодворческие управители создавались как институт, который должен был обеспечить нормальное комплектование ландмилицейских полков. Также можно предположить, что в российском правительстве полагали, что общинные солидарности будут легче вырабатываться в условиях ведения хозяйства, близких к идеальным, т.е. при предоставлении гарантий защиты от злоупотреблений местного чиновничества и помещиков. На практике, однако, управители были вынуждены заниматься вопросами недоимок. Так, в рапортах курскому управителю Долгинцеву однодворцы отчитывались в своей платежеспособности. Согласно одному из таких рапортов (февраль 1758 г.), однодворец П. Реутов должен был забрать из сел и деревень Курицкого стана (Курский уезд) сотских, пятидесятских, а также тех, на ком была недоимка по подушной подати, чтобы их представить перед управителем. Указ управителя не удалось выполнить, потому что у однодворцев « за скудостью крепкого платья [нет] по н[ы]нешному зимнему холодному времю привест их никак невозможно». Реутов лишь взял « сказки» с сотских о том, кто был способен платить подушную подать, а кто нет70. В « сказке» пятидесятского и « лутчих людей» д. Филипповой (февраль 1758 г.) указывалось, что на однодворца Т. Костина можно возложить уплату подушной подати за шестерых неплатежеспособных однодворцев, т.к. его собственная семья ведет довольно зажиточное хозяйство и выплачивает подушную подать бездоимочно71. В сказке сотского И. Долженкова и « лутчих людей» д. Большой Долженковой (февраль 1758 г.) приводился подробный перечь тех, на ком « законовым резоном» состояла недоимка. В их число были включены однодворцы, неспособные платить подушную подать72.

  • 73 Там же, л. 4‑10.
  • 74 Там же, л. 7.

26В других « сказках» однодворцев Курского уезда в качестве основной причины неплатежеспособности также указывалась крайняя бедность. Последнее объяснялось естественной убылью м.п. душ, отсутствием движимого и недвижимого имущества, продажей записанных м.п. душ или их бегством (« сошли безвесно»), запущенностью землевладений, неплатежеспособностью главы домохозяйства и/или его правопреемников, которые могли ходить « помиру и питаться мирским подаянием», скитаться « меж двор», быть « увечны» и жить в богадельне73. Кроме того, в « сказках» неоднократно фигурировала еще одна причина неплатежеспособности – полное отсутствие м.п. душ74. В этой связи, возникает два вопроса : как сами однодворцы стремились ликвидировать недоимку по подушной подати, и как способствовали решению этой проблемы однодворческие управители ?

  • 75 Там же, л. 5‑5 об., 7.
  • 76 Там же, л. 6.

27В отмеченных выше « сказках» иногда отмечалось, что однодворцы уходили на заработки и жили « по разным людем в работниках», часть недоимок пытались выплачивать дети глав домохозяйств, в случае полного отсутствия м.п. душ часть земель могла сдаваться в наем75, некоторые однодворцы за долги давали на себя закладные76 и т.п. При наличии недоимок среди подведомственных однодворцев управители могли отправлять понудителя для « взыскания подушных доимочных денег».

  • 77 Дело о взыскании подушной недоимки в Курском уезде, 1759 г. : РГАДА, ф. 1055, оп. 1, д. 327, л. 1.
  • 78 Там же, л. 1 об. – 8.
  • 79 Дело о сопротивлении однодворцев Курского уезда при сборе подушной подати : РГАДА, ф. 1055, оп. 1, (...)
  • 80 Дело о взыскании подушной недоимки : РГАДА, ф. 1055, оп. 1, д. 787, л. 1‑1 об.

28В рапорте одного из таких понудителей, – однодворца В. Реутова, – к курскому управителю Долгинцеву (сентябрь 1759 г.) указывались пределы его компетенции. Согласно указу Белгородской губернской канцелярии от 12 сентября 1757 г., понудитель, при выявлении тех, « с кова совершенно за неимуществом взыскать невозможно», должен был взыскивать недоимку « по общему со всеми обывателями согласию с ымущественных однодворцов (выделено нами. – Я.Л.)», а о тех, « на ково сколко по тому расположению заплотит положено будеть», следовало прислать ведомость к управителю77. Следовательно, в полномочия понудителей входило проведение своеобразного следствия, целью которого было выяснение причин неплатежеспособности, а также проведения своеобразных переговоров, направленных на перераспределение недоимок между состоятельными однодворцами. Однако лишь в редких случаях однодворцы соглашались распределить недоимку между собой78. Зачастую, однодворческие соцкие и/или « лутчии люди» отказывались это делать. Например, в рапорте курскому однодворческому управителю (январь 1758 г.) отставной капрал М. Чаплыгин сообщал следующее. В конце декабря 1757 г., по указу управителя он находился в с. Глебове Усожского стана для « взыскания подушных д[е]н[е]г как из доимки так и сего 758 году», где столкнулся с нежеланием местных однодворцев раскладывать недоимки. Из слов Чаплыгина следовало, что сотский и « лутчии люди» « оной доимки распологать не стали и подписки не дали за тем, что того ж села аднадворцы чинилис противны и в согласия не вошли»79. Далее перечислялись имена этих однодворцев (всего 12 чел.). В тех случаях, когда управители выявляли платежеспособных однодворцев‑неплательщиков, их могли содержать под караулом в канцелярии управителя. При этом само правительство ограничивало применение внешнего насилия, строго осуждая управителей, которые « ездя по ночам однодворцев ловят и бьют»80.

  • 81 См., напр. : Там же, д. 191, л. 2‑5 об.
  • 82 « Указы и повеления императрицы Екатерины II», Сенатский архив, т. XII, СПб. : Сенат. тип., 1907, с (...)

29Таким образом, введением института однодворческих управителей центральное правительство попыталось нейтрализовать « деструктивные» последствия существования однодворцев в фискальной системе в качестве слабопринуждаемых индивидуальных налогоплательщиков. Эту нейтрализацию следовало осуществить путем стимуляции и укрепления в их среде общинных солидарностей, присущих крестьянской общине. Однако это не привело к улучшению ситуации с недоимками по подушной подати. Камнем преткновения стало отсутствие желания у однодворцев развивать в своей среде общинные формы самоуправления, которые затрагивали материальные интересы отдельных семей. По этой причине управители выполняли исключительно роль посредников, информировавших местную администрацию о материальном положении однодворцев. Мы располагаем, правда, некоторыми свидетельствами, которые показывают, что в среде компактного проживания однодворческих семей время от времени возникали практики коллективной уплаты подушной подати или выбора кандидатов для службы в ландмилиции81. Однако эти практики являлись скорее ситуативными и едва ли могут считаться маркерами, показывавшими наличие общинной организации. В целом, введение института управителей не позволило центральному правительству разрешить насущные проблемы однодворцев и оно было вынуждено довольно быстро упразднить эту должность в 1763 г.82

30В дальнейшем, правительство Российской империи оставило какие‑либо попытки повлиять на решение проблемы с однодворческой недоимкой и, соответственно, на социальную организацию однодворцев. Они по‑прежнему продолжали выполнять функцию мобилизационного ресурса для комплектования и содержания ландмилиции. Однако со второй половины XVIII в. и эта роль начала терять значение, окончательно утратив актуальность с присоединением Крымского ханства в 1783 г.

  • 83 ПСЗ, собр. I, т. 14, № 10237, с. 117, 137, 139‑140 ; ПСЗ, собр. I, т. 17, № 12659.
  • 84 М.Т. Белявский, Однодворцы Черноземья (по их наказам в Уложенную комиссию 1767‑1768). М. : Изд. Мос (...)
  • 85 Белявский, Однодворцы Черноземья, с. 69.
  • 86 Там же, с. 47‑48.
  • 87 Там же, с. 70. Последнее обстоятельство, конечно, являлось общим недостатком подушной системы, от к (...)
  • 88 Цит. по : Белявский, Однодворцы Черноземья, с. 52.

31В ходе проведения Генерального межевания однодворцы были уравнены в правах со своим зависимым населением : им запрещалось отчуждать свои владения и покупать крепостных у неоднодворцев83. С учреждением Уложенной комиссии при Екатерине II (1767‑1768 гг.) у отдельных однодворцев появилась надежда на то, чтобы быть причисленными к благородному дворянскому сословию и получить полный комплекс привилегий, в том числе исключение из подушного оклада. Однако, если обратится к текстам коллективных наказов, присланных из Белгородской провинции, где доминировало однодворческое население, то мы увидим несколько иную картину. Более всего однодворцы были озабочены действиями своих соседей‑дворян, которые захватывали их землю или пытались поселить на ней своих крестьян (250 упоминаний в 40 наказах)84. На втором месте фигурировали жалобы на местную администрацию и межевщиков дворянского происхождения, которые потакали дворянам‑захватчикам85. По мнению однодворцев, эти обстоятельства являлись одной из причин недоимочности в их среде86. Некоторые однодворцы были обеспокоены увеличением размера подушной подати, а также просили выключить из оклада малолетних, престарелых, калек, отставных и неимущих (22 упоминания)87. И лишь в редких случаях однодворцы писали в наказах об уравнении своих прав с дворянством. Вероятно, большая часть однодворцев не надеялась на такую возможность и волей‑неволей соглашалась со своим социальным положением. Употребленное в одном из наказов выражение наиболее состоятельных однодворцев Курского и Старооскольского уездов – « Они, воеводы, с ними, дворянами (выделено нами ‑ Я.Л.), в одном классе находятся» – явственно указывает, что они не отождествляли себя с дворянами88.

  • 89 ПСЗ, собр. I, т. 21, № 15723.
  • 90 В.М. Никонова, Требования дворян и проект « прав благородных» в Уложенной комиссии 1767‑1768 гг. : (...)

32В 1783 г. на однодворцев была распространена практика рекрутских наборов89. Окончательную же точку в оформлении сословно‑фискальных границ поставила Жалованная грамота дворянству (1785 г.), в которой не нашли отражения упомянутые выше притязания некоторых однодворцев на дворянское благородство90.

* * *

33Активная реформаторская деятельность в годы правления Петра I коснулась многих сторон общественной жизни. Не обошла она и сферу прямого налогообложения, где, согласно статистике, введение подушной подати стало одним из самых эффективных преобразований царя‑реформатора. Однако в течение всего XVIII столетия одним из необходимейших условий стабильной работы фискально‑административной системы оставалось наличие действенных некоронных органов управления. Фискальная история однодворцев с особенной яркостью выявляет этот факт. « Исключительное нормальное» положение однодворцев заключалось в том, что для российского правительства они представляли собой многочисленных индивидуальных налогоплательщиков, связанных лишь родственными связями и обладавшими относительно высокой мобильностью. Для малочисленного коронного аппарата Юга России это было серьезной проблемой, т.к. требовало больших затрат ресурсов при фискальном учете однодворцев. Другой немаловажной проблемой в отношении данной податной категории стало наличие однодворческой недоимки. Нетипичность такой ситуации заключалось в том, что у коронных агентов отсутствовали действенные институциональные механизмы для ее сокращения. Последнее объяснялось не столько плохим материальным положением однодворцев, сколько отсутствием в их среде институтов, которые бы заставляли однодворческие семьи нести часть налогового бремени слабо/неплатежеспособных душ м.п. (живых или мертвых), не состоявших с ними в родственных связях. Правительство посчитало необходимым решить новую проблему старыми методами – стимуляцией некоронных практик управления, сложившихся задолго до реформ Петра I (перераспределение налогового бремени силами общинной администрации). Фискальные проблемы, связанные с однодворцами, как индивидуальными налогоплательщиками, не стали должным стимулом для выработки иных бюрократических механизмов управления и контроля. Одним из объяснений этого может служить тот факт, что однодворцы составляли лишь малую группу в составе податного населения и поэтому, вероятно, правительство предпочитало скорее мириться с недоимками в их среде, чем идти на усилия и расходы, связанные с модернизацией аппарата фискального управления.

Haut de page

Notes

1 Е.В. Анисимов, Податная реформа Петра I : Введение подушной подати в России 1719‑1728 гг., Л. : Наука, 1982, с. 266.

2 Н.Н. Петрухинцев, Царствование Анны Иоанновны : проблемы формирования внутриполитического курса (1730–1740) : дис… докт. ист. наук. М., 2001, с. 639‑640. См. также : Н.Н. Петрухинцев, Внутренняя политика Анны Иоанновны (1730–1740), М. : РОССПЭН, 2014.

3 Е.С. Корчмина. « “Многие миллионы государственной казны в неизвестности находятся” : недоимки по подушной подати в 1720–1760‑х годах», Российская история, 2013, № 5, с. 85.

4 И.И. Федюкин, Е.С. Корчмина, « Собираемость подушной подати в середине XVIII в. : к вопросу об эффективности государственного аппарата в России в исторической перспективе», Экономическая история : Ежегодник, 2013, М. : РОССПЭН, 2014, с. 89‑127 ; Igor I. Fedyukin, Elena S. Korchmina. Tax Arrears in Post‑Petrine Russia as an Indicator of State Capacity (A Version Prepared for Presentation at the 2014 Annual ASEEES Convention, San Antonio, Texas, November 23, 2014) (в печати).

5 К отмеченной численности податного населения следует относится с определенной долей условности. Это было связано с особенностями учета местного населения в рассматриваемый период. Как показал В.М. Кабузан, данные 1‑й ревизии уточнялись вплоть до середины 40‑х гг. XVIII в. Окончательная цифра составила – 5 799 265 м.п. душ (См. : В.М. Кабузан, Народонаселение России в XVIII – первой половине XIX в. (по материалам ревизий), М. : Изд. Академ. Наук СССР, 1963, с. 16).

6 Корчмина, « “Многие миллионы государственной казны в неизвестности находятся”», с 89.

7 Генеральная, учиненная из переписных книг, о числе мужеска полу душ табель [1738 г.] опубл. в : В.М. Кабузан, Н.М. Шепукова, « Табель первой ревизии народонаселения России (1718–1727 гг.)», Исторический архив, 1959, № 3, с. 133 (далее – Генеральная табель 1738 г.).

8 Соотношение могло колебаться в зависимости от времени и региона в пределах от 0,1/0,09 до 0,125 « бюрократа» на 1 000 чел. муж. пола. См. : Корчмина, « “Многие миллионы государственной казны в неизвестности находятся”», с. 89 ; Mikhail A. Kiselev, « State Metallurgy Factories and Direct Taxes in the Urals, 1700‑50 : Paths to State Building in Early Modern Russia», Kritika : Explorations in Russian and Eurasian History, 16 (1), 2015, p. 16.

9 Согласно данным В.М. Кабузана, по 2‑й ревизии на 1767 г. численность податного населения составляла 6 778 460 м.п. душ (См. : Кабузан, Народонаселение России, с. 126).

10 Федюкин, Корчмина, « Собираемость подушной подати», с. 111.

11 Kiselev, « State Metallurgy Factories…», p. 15‑19.

12 Однодворцы – это социально‑фискальная категория, объединившая в начале XVIII различные чины служилых людей, испомещенных на Юге Российского государства и несших пограничную службу. По своему имущественному статусу однодворцы являлись помещиками. С 1724 по 1731 г. однодворцы являлись частью « государственных крестьян», податной категории, созданной согласно Плакату о подушном сборе (1724 г.).

13 Цит. по : Д.А. Ляпин, Дети боярские Елецкого уезда в конце XVI–XVII вв. : дис. канд. ист. наук. Воронеж, 2006, с. 104.

14 Подробнее о данном понятии см. : Н.Н. Оглоблин. « Что такое “десятни”» ? (По поводу « Описи десятен» г. Сторожева), ЖМНП, 1891, № 11, с. 40‑63.

15 Цит. по : Ляпин, Дети боярские Елецкого уезда, с. 103.

16 См. также : М.Д. Рабинович, Судьбы служилых людей « старых служб» в период формирования регулярной Русской армии в начале XVIII века : дис. канд. истор. наук. М., 1953, с. 100).

17 См. : Ляпин, Дети боярские Елецкого уезда, с. 107‑108.

18 См. : В.А. Александров, Стрелецкое войско на юге Российского государства в XVII в. : дис. канд. истор. наук. М., 1947 ; В.М. Важинский, Мелкое служилое землевладение однодворческого типа в XVII веке (по материалам южных уездов России) : дис. доктора истор. наук. Липецк, 1975, с. 286‑287 ; В.И. Горбачев, Стрелецкое войско украинных и рязанских городов России 30‑40‑х гг. XVII в. : автореф. дис. канд. ист. наук. Воронеж, 2013.

19 Такое положение закреплялось не только размерами поместных окладов, но и в своеобразной иерархии чести по Соборному уложению 1649 г. (См. : Н.Ш. Коллманн, Соединенные честью : государство и общество в России раннего нового времени, М. : Древлехранилище, 2001, с. 100‑103).

20 В их число входили полоняничные и ямские деньги, выплата жалованья местным офицерам, стрелецкие хлебные запасы/четвериковый хлеб (до 1679‑1680 гг.), стрелецкие деньги (как единый налог после подворной реформы), а также городовое, струговое дело, подводная повинность и т.д. (Важинский, Мелкое служилое землевладение, с. 174‑193 ; М.А. Мацук, Фискальная политика Русского государства и будущие государственные крестьяне Коми края, Севера и Юга России : общее и особенного (XVII век), Сыктывкар : Изд. Коми науч. центра УрО РАН, 2007, с. 153).

21 Например, одним из следствий измены гетмана И. Выговского стал разорительный набег крымских татар во главе с ханом Магомет‑Гиреем. Согласно справкам Посольского и Разрядного приказов, в ходе его за 1‑18 августа 1659 г. были разорены территории 18 уездов на Юге России, убито 400 чел., взято в плен 25 402 чел., а также сожжено 4 674 двора (См. : М.Ю. Зенченко, « Невеселый юбилей», Родина, 2009, № 5, с. 34‑40).

22 См. : Важинский, Мелкое служилое землевладение, с. 90‑92.

23 Например, с 1659 г. запрещалось записывать служилых людей живших в городах Белгородской черты и за ней в московские рейтарские и выборные полки. С 1678 г. для попадания в сотенную службу устанавливался « ценз» в 24 крестьянских двора. Затем в 1680 и 1686 гг. вводятся запретительные меры, согласно которым не дозволялось детям боярским, находившиеся на службе в рейтарских и солдатских полках, записываться в сотенную службу и наоборот, а также накладывалось « вето» на возможность записи в московские чины (см. : Важинский, Мелкое служилое землевладение, с. 32‑33, 75, 88‑89).

24 Для ведения хозяйства и выполнения государственных повинностей однодворцы использовали собственные силы и/или привлекали ближайшую родню (См. : Важинский, Мелкое служилое землевладение, с. 160, 218‑219), что заметно отличало социальную организацию однодворцев от крестьянской общины (См. : В.А. Александров, Сельская община в России (XVI –начало XIX вв.). М. : Наука, 1976). « Прокормщики» (« подъемщики») – лица, как правило, из числа родственников или соседей, приписанные для ведения хозяйства и материальной поддержки набранных в ту или иную службу (рейтары, солдаты). « Половинщики» – лица, которые могли отрабатывать половину « службы» набранного по разбору служилого человека. (О « прокормщиках» и « половинщиках» см. : Описание бумаг Московского архива Министерства Юстиции, т. 14, М. : Универ. тип., 1905, с. 299 ; А.А. Новосельский, Борьба Московского государства с татарами в первой половине XVII века, М. ; Л. : Изд‑во АН СССР, 1948, с. 411 ; А.В. Чернов, Вооруженные силы Русского Государства в XV‑XVII вв., М. : Воениздат, 1954, с. 189).

25 В их число входили « низшие чины», жившие в городах : городовые (в т.ч. отставные) дворяне, атаманы (включая отставников), стрельцы, стрелецкие сотники, полковые и поместные казаки, пушкари и затинщики, рядовые рейтары, трубачи, станичники, драгуны, казенные плотники и кузнецы, прапорщики, ротмистры, поручики, сержанты, старые начальные люди, городовые дворяне и дети боярские, служившие копейщиками и рейтарами, донские кормовые казаки, есаулы, гуменные воротники, отставные — дети боярские, литаврщики, обозниче, дети боярские, имевшие только собственные дворы.

26 См. : Н.К. Ткачева, « Из истории однодворцев в XVIII в.», Ежегодник по аграрной истории Восточной Европы (1968 г.) : Сб. ст., Л. : Наука, 1972, с. 134.

27 Города, составившие позднее (с 1719 г.) Воронежскую провинцию Азовской (Воронежской) губернии – Воронеж, Коротояк, Костенск, Ольшанск, Острогожск, Урыв, Усерд, Усмань и др., всего : 13 (Полный список городов см. : ПСЗ (Полное собрание законов Российской империи), собр. I, т. 5, № 3380, с. 705‑706).

28 Представители « низших чинов», служивших при дворе московских цариц, и выполнявшие роль ее слуг (См. : И.Е. Забелин, Домашняя жизнь российских монархов, М. : Эксмо, 2007, с. 498, 525).

29 В число служилых людей прежних служеб были включены ротмистр, поручик, прапорщик, драгуны, солдаты, отставные офицеры, начальные люди из иноземцев.

30 По подсчетам М.Д. Рабиновича, в ходе « разборов» 1705‑1706 и 1709 гг., проводимых Ю.С. Нелединским‑Мелецким, в городах Белгородского и Севского разрядов было освидетельствовано 92772 чел., из них было набрано в солдатские и драгунские полки 32 047 чел. (См. : Рабинович, Судьбы служилых людей, с. 420‑422).

31 Например, по указу 30 октября 1699 г. со служилых людей, их детей и родственников предписывалось вместо службы брать следующие суммы с человека : с рейтар и копейщиков по 1 руб. 50 коп., с их детей по 80 коп. ; с солдат городовой службы, стрельцов, казаков, пушкарей, людей пушкарского чина по 1 руб., с их детей и родственников 50 коп., а с крестьянских дворов всех указанных чинов по 25 коп. со двора.

Постоянными денежные сборы становятся с 1709 г., когда по указу воеводам городов Севского разряда было велено со служилых людей, « которые за службами живут в домех», и их детей вместо службы за 1708 и 1709 гг. собирать : с « конных» по 1 руб. 50 коп. и 80 коп. ; с « пешего строю» по 80 коп. и 50 коп. соответственно. Такие изменения вызывали недовольство местных служилых людей. Однако, как в случае с путивльскими служилыми людьми, эти нововведения могли трактоваться как самоуправство местной администрации (См. : Рабинович, Судьбы служилых людей, с. 192‑193, 389, 421, 462, 467‑468).

32 Первоначально представители категории « старых (прежних) служб» облагались « компенсационными» платежами, а также использовались в качестве посыльных по различным делам (сопровождение денежной казны, колодников и др.), караульных (у канцелярий, складских помещений, казенных погребов и др.), помощников при сборе разных налогов (См. : Рабинович, Судьбы служилых людей, с. 493‑494).

33 См. : М.А. Киселев, « Развитие самосознания “дворянского сословия” в первой трети XVIII в. и междуцарствие 1730 г. : “шляхетство” или “фамильные и шляхетство” ?», Правящие элиты и дворянство России во время и после петровских реформ (1682‑1750) : Сб. ст., М. : РОССПЭН, 2013, с. 307‑319.

34 Это продемонстрировал Д.А. Ляпин на материалах Елецкого уезда, где доля однодворцев составляла 36,94 % или 10 608 м.п. душ (Подсчеты сделаны по : Генеральная табель 1738 г., с. 154). Согласно сведениям Д.А. Ляпина, в 1700 г. в « сказках», поданных на Генеральный двор (учреждение ведавшее комплектованием воинских частей из числа доточных и вольных людей), указывалось, что в Елецком уезде дворянство смогли получить лишь 90 человек из примерно 1 300 детей боярских, т.е. примерно 7 % (Ляпин, Дети боярские Елецкого уезда, с. 211, 216‑217). О деятельности Генерального двора см. : М.Д. Рабинович, « Формирование регулярной русской армии накануне Северной войны», Вопросы военной истории России XVIII и первой половины XIX века : Сб. ст. М. : Наука, 1969, с. 221‑233.

35 См. также : С.М. Троицкий, Русский абсолютизм и дворянство в XVIII в. : формирование бюрократии, М. : Наука, 1974.

36 Ляпин, Дети боярские Елецкого уезда, с. 219.

37 При проведении подсчета мы, вслед за В.М. Важинским и Я.Е. Водарским, исходили из численности двора, равной 3 чел. (См. : Важинский, Землевладение и складывание общины однодворцев, с. 65, 67 ; Я.Е. Водарский, Население России в конце XVII–начале XVIII века : Численность, сословно‑классовый состав, размещение, М. : Наука, 1977, с. 107).

38 Рабинович, Судьбы служилых людей, с. 490.

39 Анисимов, Податная реформа Петра I, с. 25.

40 Рабинович, Судьбы служилых людей, с. 493.

41 ПСЗ, собр. I, т. 6, № 3624, с. 229 ; Анисимов, Податная реформа Петра I, с. 39.

42 ПСЗ, собр. I, т. 7, № 4563, 4569, 4570. См. также : Е.В. Анисимов, Время петровских реформ, Л. : Лениздат, 1989, с. 315‑316.

43 Плакат о сборе подушном 1724 г. (ПСЗ, собр. I, т. 5, № 4533, с. 318). См. также : В.А. Александров, « К вопросу о происхождении сословия государственных крестьян», Вопросы истории, 1950, № 10, с. 86‑95. Подсчитано Е.В. Анисимовым на основании Генеральной табели 1738 г. (См. : Анисимов, Податная реформа Петра I, с. 109 ; Генеральная табель 1738 г., с. 131‑163).

44 Анисимов, Податная реформа Петра I, с. 86.

45 ПСЗ, собр. I, т. 6, № 3901, с. 504 ; Рабинович, Судьбы служилых людей, с. 84.

46 Согласно официальной статистике в период с 1723 по 1729 гг. общая численность однодворцев Киевской губернии постоянно увеличивалась – с 70 714 до 174 292 м.п. душ, а в 1730 г. составила 146 427 м.п. душ (Рабинович, Судьбы служилых людей, с. 511 ; СИРИО, т. 94, СПб. : Тип. И.И. Скороходова, 1894, с. 684).

47 Генеральная табель 1738 г., с. 151.

48 Кабузан, Народонаселение России в XVIII – первой половине XIX в., с. 123.

Подсчеты сделаны по : Генеральная табель 1738 г., с. 148‑151.

49 Все подсчеты сделаны по : Генеральная табель 1738 г., с. 148‑151.

50 Цит. по : Рабинович, Судьбы служилых людей, с. 510. Об А.А. Мякинине см. : Д.О. Серов, « Фискальская служба России : зигзаги исторического пути (1711‑1729 гг.)», Вестник Новосиб. гос. университета, 2005, серия Право, т. 1, вып. 1, с. 20‑27.

51 Ландмилиция представляла собой поселенные в приграничной полосе иррегулярные воинские формирования, представлявшие, по сути дела, земельное ополчение, комплектовавшееся по территориальному принципу, а также содержавшееся за счет налогообложения местного населения. Как правило, в роли тех, из кого набирались рекруты, и тех, с кого собирались налоги, выступали однодворцы. Основной задачей ландмилиции являлась охрана государственной границы : предотвращение нападений незначительных сил или задержка более крупных воинских формирований (См. : Приложение 1. « Ландимилиция 1711‑1725 гг.» ; Рабинович, Судьбы служилых людей, с. 540‑556 ; М.Д. Рабинович. « Московская ландс – армия», Труды Гос. ист. музея, вып. 64. Из истории русской армии и оружия, М. : Советская Россия, 1987, с. 6‑10).

52 Дело о сборе подушной подати из Белгородской губернской канцелярии : РГАДА, ф. 405, оп. 1, д. 1030, л. 1‑2.

53 См. : ПСЗ, собр. I, т. 11, № 8787, с. 903, 907.

54 Например, в середине 1760‑х гг. на выяснение принадлежности 1 « однодворческого сына», проживавшего в Белгородском уезде, уходило около 3 месяцев (См. : Дело о записи однодворцев в подушной оклад : РГАДА, ф. 405, оп. 1, д. 2456, л. 1‑5 об.).

55 ПСЗ, собр. I, т. 12, № 9144, с. 366.

56 Мнение и ведомости канцелярии Украинского ландмилицейского корпуса об однодворческой недоимке : РГВИА, ф. 14, оп. 1, д. 805, л. 168‑170.

57 Там же, л. 170 об.

58 Там же, л. 179‑180.

59 Ведомости были посланы из Хотмыжской, Новооскольской, Салтовской, Чугуевской, Судженской и др. (Дело о численности однодворцев и размере имеющейся на них недоимке по Белгородской провинции : РГАДА, ф. 1055, оп. 1, д. 19, л. 1‑25).

60 Там же, л. 19 об.

61 Там же, л. 20.

62 Там же, л. 1‑1 об.

63 Подробный разбор данного проекта см. : Е.П. Корякина, Программа социально‑экономических преобразований П.И. Шувалова : дис. канд. истор. наук. М., 1992, с. 169‑189.

64 Корякина, Программа социально‑экономических преобразований, с. 174 ; С.В. Андриайнен, Империя проектов : государственная деятельность П.И. Шувалова, СПб. : Изд‑во СПб‑го гос. ун‑та экономики и финансов, 2011, с. 62, 111.

65 Цит. по : Корякина, Программа социально‑экономических преобразований, с. 175.

66 Дело об определении однодворческих управителей в Белгородскую и Московские губернии : РГАДА, ф. 1055, оп. 1, д. 39, л. 37, 43‑44, 51, 56а и др.

67 Там же, л. 37.

68 Там же, л. 42‑43 ; д. 1, л. 1‑39 об.

69 РГАДА, ф. 1055, оп. 1, д. 39, л. 42‑43.

70 Дело о сборе подушной подати из канцелярии Курского однодворческого управителя : РГАДА, ф. 1055, оп. 1, д. 210, л. 1‑1 об.

71 Согласно сведениям пятидесяцкого и « лутчих людей», двое детей Т. Костина живут в Курске, где у них 1 изба с сенцами и светлицей, а два племянника, проживавшие в другой деревне Курского уезда, владели своим двором, где стояла изба с хлевом, имели в хозяйстве 6 лошадей, 2 коровы, 5 овец, 5 свиней, 13 четвертей земли. Кроме того, отмечалось, что еще один сын Т. Костина был взят в Курский ландмилицейский полк (См. : РГАДА, ф. 1055, оп. 1, д. 210, л. 3).

72 РГАДА, ф. 1055, оп. 1, д. 210, л. 4.

73 Там же, л. 4‑10.

74 Там же, л. 7.

75 Там же, л. 5‑5 об., 7.

76 Там же, л. 6.

77 Дело о взыскании подушной недоимки в Курском уезде, 1759 г. : РГАДА, ф. 1055, оп. 1, д. 327, л. 1.

78 Там же, л. 1 об. – 8.

79 Дело о сопротивлении однодворцев Курского уезда при сборе подушной подати : РГАДА, ф. 1055, оп. 1, д. 191, л. 1.

80 Дело о взыскании подушной недоимки : РГАДА, ф. 1055, оп. 1, д. 787, л. 1‑1 об.

81 См., напр. : Там же, д. 191, л. 2‑5 об.

82 « Указы и повеления императрицы Екатерины II», Сенатский архив, т. XII, СПб. : Сенат. тип., 1907, с. 286.

83 ПСЗ, собр. I, т. 14, № 10237, с. 117, 137, 139‑140 ; ПСЗ, собр. I, т. 17, № 12659.

84 М.Т. Белявский, Однодворцы Черноземья (по их наказам в Уложенную комиссию 1767‑1768). М. : Изд. Моск. университета, 1984, с. 69.

85 Белявский, Однодворцы Черноземья, с. 69.

86 Там же, с. 47‑48.

87 Там же, с. 70. Последнее обстоятельство, конечно, являлось общим недостатком подушной системы, от которого страдали не только однодворцы.

88 Цит. по : Белявский, Однодворцы Черноземья, с. 52.

89 ПСЗ, собр. I, т. 21, № 15723.

90 В.М. Никонова, Требования дворян и проект « прав благородных» в Уложенной комиссии 1767‑1768 гг. : дис. канд. ист. наук, М., 1990, с. 114.

Haut de page

Pour citer cet article

Référence électronique

Jakov Lazarev, « Oднодворцы в системе прямого налогообложения России XVIII в. », Cahiers du monde russe [En ligne], 55/3-4 | 2014, mis en ligne le 01 juillet 2018, Consulté le 21 janvier 2018. URL : http://journals.openedition.org/monderusse/8001

Haut de page

Auteur

Jakov Lazarev

Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б.Н. Ельцина, Екатеринбург, 9lazarev@gmail.com

Haut de page

Droits d'auteur

© École des hautes études en sciences sociales, Paris.

Haut de page