Navigation – Plan du site

AccueilNuméros62/4Comptes rendusRussie ancienne et impérialeMichael MOSER, éd., «Юности честн...

Comptes rendus
Russie ancienne et impériale

Michael MOSER, éd., «Юности честное зерцало» 1717 г. У истоков русского литературного языка [« L’honnête miroir de la jeunesse » 1717 : aux origines de la langue littéraire russe]

Александр Лавров
p. 679-682
Référence(s) :

Michael MOSER, éd., «Юности честное зерцало» 1717 г. У истоков русского литературного языка [« L’honnête miroir de la jeunesse » 1717 : aux origines de la langue littéraire russe], Münster – Wien : Lit Verlag(Slavische Sprachgeschichte Band 10), 2020, 464 p.

Texte intégral

Когда прилучится тебҍ с другими за столом сидҍть, то содержи себя в порядкҍ по сему правилу: в первых обрҍжь свои ногти да не явится яко бы оныя бархатом обшиты, умой руки и сяди благочинно, сиди прямо и не хватай первой в блюдо, не жри как свиния, и не дуй в ушное [уху – А.Л.], чтоб вездҍ брызгало, не сопи егда яси, первой не пий, будь воздержан, и бҍгай пиянства, пий, и яждь сколко тебҍ потребно, в блюде будь послҍдний, когда часто тебҍ предложат, то возми часть из того, протчее отдай другому, и возблагодари ему. Руки твои да не лежат долго на талеркҍ [тарелке – А.Л.], ногами вездҍ не мотай…

  • 1 Norbert Elias, Über den Prozeß der Zivilisation. Soziogenetische und psychogenetische Untersuchunge (...)

1Эти советы и наставления известны всем, кто хотя бы один раз раскрывал хрестоматию по русской литературе XVIII в. Они содержатся в «Юности честном зерцале» – первом российском учебнике правил хорошего тона, изданном в 1717 г. без указания автора или переводчика. Как явствует уже из заглавия, книга была адресована молодым читателям и читательницам, которые должны были сделаться образцами светского человека, что само по себе могло стать одним из факторов для конфликта между поколениями. Учебники такого рода явились основным источником теории «процесса цивилизации» (Zivilisationsprozess) немецкого социолога Норберта Элиаса, сущность которой можно вкратце свести к двум позициям: формирование современного человека связано с контролем над эмоциями, неотделимым от овладения правилами поведения в обществе, а местом этого овладения является «придворное общество»1.

2Примечательно, что автор рецензируемой монографии предпочитает не ссылаться на процитированные выше труды, определяя свою задачу как исследование языка памятника в контексте формирования нового литературного языка в петровскую эпоху. Главным заочным собеседником автора оказывается здесь Виктор М. Живов, чьи тезисы о развитии русского литературного языка автор то принимает, то оспаривает.

  • 2 В то время как автор, будучи лингвистом, акцентирует внимание на языковых изменениях в этом «юбилей (...)

3Методика, избранная автором, представляется серьезной и заслуживающей одобрения. Во-первых, автор не мог не принять во внимание, что «Юности честное зерцало» стало одной из первых российских публикаций, осуществленных «гражданским шрифтом». Именно поэтому он обращается к графике печатного издания, порой делая крайне интересные замечания. «Букварь», открывающий «Зерцало», автор сравнивает с «Азбукой», опубликованной в 1710 г. Во-вторых, автор систематически сопоставляет первое издание учебника и его переиздание в 1767, в которое были внесены многочисленные исправления2.

4Автор подробно останавливается на вопросе авторства «Зерцала», давая краткие характеристики трем деятелям петровского времени, которым обычно приписывается его составление: Гавриилу Бужинскому, Иоганну-Вернеру Паузе (Johann Werner Pause) и Якову Брюсу (James Bruce). Автор приводит аргументы, свидетельствующие в пользу каждого из претендентов, но не останавливает свой выбор ни на одной из кандидатур. Принципиальным для него является тот факт, что авторами учебника «обычно называют трех людей, для которых русский язык не был родным» (с. 38). Крайне сложным оказывается и вопрос об источниках «Зерцала» – здесь можно согласиться с автором в том, что какого-то одного западного источника нет, хотя очевидна близость к переводам Эразма Роттердамского, выполненным Паузе.

5Автор приводит характеристики языка «Зерцала» в историографии, причем становится заметным разнобой исследовательских оценок. Особняком стоит взгляд А. Исаченко, согласно которому «Юности честное зерцало» представляет собой «наглядный пример полной растерянности авторов», смешивавших «гетероненные стилистические уровни». Особое место занимают представления В.М. Живова, согласно которым в петровское время сделан был шаг в направлении «формирования полифункционального стандарта» русского языка. Согласно Живову, катализатором формирования нового языка стала «реформа азбуки», то есть реформа алфавита и сопровождавшая ее реформа графики (введение т.н. «гражданского шрифта»). В качестве примера и образца «простого» языка В.М. Живов рассматривает «Юности честное зерцало»

6Этому видению М. Мозер противопоставляет свое, согласно которому применительно к петровскому времени можно говорить о своего рода «спектре», одним «полюсом» которого (мы сохраняем здесь авторскую терминологию) является церковнославянский, а другим – «русский народный язык», тогда как между ними «находится достаточно пестрый диапазон разных смешанных вариантов» (с. 126-127). При этом церковнославянский язык не был оттеснен в отдельную сферу, что проявляется в том, что многие светские издания были напечатаны старым шрифтом «и на основе церковнославянского языка» (с. 152).

7Именно в этом смысле автор переосмысляет «Юности честное зерцало», подчеркивая его языковую гетерогенность. Важнейшим аргументом автора является оппозиция между языком той части учебника, которая содержала рекомендации для юношей, и той, которая была адресована девушкам, а также «Букварем», открывающим книгу. Автор особо останавливается на необычном характере букваря, объединяющем новаторскую графическую форму и традиционное языковое содержание – это церковнославянский текст, напечатанный гражданским шрифтом. Наблюдения над языком поучений для девушек приводят автора к правдоподобной гипотезе о том, что «автором главы о девушках по всей вероятности был украинец, наверное, Гавриил Бужинский» (с. 331)

8Здесь следует задуматься над значением выводов автора, опирающихся на серьезные лингвистические аргументы. Даже беглый просмотр «Юности честного зерцала» показывает, что рекомендации для девушек были по своему содержанию гораздо более традиционными. Однако автор показывает, что это содержание было упаковано в довольно консервативную оболочку, с церковнославянскими формами и лексикой. Представляется, что гендерные моменты в процессе формирования светского человека до сих пор оказываются недооцененными.

  • 3 П. Симони, Старинные сборники русских пословиц, поговорок, загадок и проч. XVII-XIX столетий, СПб., (...)

9Огромный интерес представляют собой пословицы, выявленные автором в тексте «Юности честного зерцала», которые, кажется, раньше не привлекали внимание специалистов по паремиологии. Было бы очень интересно проследить, присустствуют ли эти пословицы в сборниках пословиц XVII-XVIII вв.3 Если этот поиск не даст положительных результатов, то может оказаться законным предположение о том, что некоторые изречения, заимствованные создателями «Зерцала» из книжных источников (или сформулированные ими сами) стали частью фольклора благодаря популярности этого издания.

10В силу этого трудно принять заключение автора, носящее, на наш взгляд, слишком категоричный характер. Соглашаясь в данном случае с В.М. Живовым, автор утверждает, что роль «Юности честного зерцала» в обучении грамоте оставалось ничтожной» (с. 437), так как учить продолжали по церковнославянским книгам, напечатанным старым шрифтом. «Зерцало» якобы «так и не стало успешным школьным пособием» (с. 438). Следует подчеркнуть, что такой вывод в настоящее время остается гипотетическим, поскольку не изучены ни сохранившиеся экземпляры «Юности честного зерцала», ни упоминания о нем в описях библиотек.

  • 4 Е.В. Акельев, « Из истории введения брадобрития и «немецкого» костюма в петровской России », Quaest (...)
  • 5 Полное собрание законов Российской империи, т. IV, 1700-1712, № 1818, с. 87-88 (16 декабря 1700 г.)

11К сожалению, исторические реалии петровского времени воссоздаются автором в основном по трудам П.П. Пекарского и В.О. Ключевского, а современная историография – за исключением трудов Р. Крейкрофта и Линдси Хьюз – привлекается мало. Это привело к ряду досадных упущений. Так, автор неправ, утверждая, что Симеон Полоцкий «в 1687 г.… вместе со своим учеником Сильвестром Медведевым учредил в Москве Славяно-греко-латинскую академию» (с. 54). К этому времени Симеона Полоцкого уже не было в живых, а открывшаяся в 1687 г. академия была вверена заботам братьев Лихудов – оппонентов Сильвестра Медведева. Можно согласиться с утверждениями о том, что обучение Петра оставалось традиционным и что для царевича были подготовлены многие «потешные тетради» (с. 57), но последние сохранились в составе книжного собрания Петра I, о котором за последние десятилетия была написана целая библиотека. Упоминаемые автором указы 1698 г., согласно которым «все светские люди, кроме крестьян, были вынуждены носить западноевропейскую одежду и, если речь шла о мужчинах, брить бороды» (с. 77), скорее всего, являются историографическим конструктом, поскольку, как показал E.В. Акельев, первый указ о бритье бород издан был в 1705 г.4 Митрополит Стефан (Яворский) регулярно именуется в историографии «местоблюстителем патриаршего престола», как это делает и автор (c. 81), хотя царский указ о назначении Стефана этого титула не содержит5. Очевидно, однако, что указанные упущения носят частный характер и не могут умалить значения работы, проделанной автором – по сути дела, первого монографического исследования «Юности честного зерцала».

Haut de page

Notes

1 Norbert Elias, Über den Prozeß der Zivilisation. Soziogenetische und psychogenetische Untersuchungen, Zweite Ausgabe, Bd-1-2, Bern, 1969. Критику концепции Н. Элиаса см. G. Schwerhoff, « Zivilisationsprozeß und Geschichtswissenschaft. Norbert Elias‘ Forschungsparadigma in historischer Sicht », Historische Zeitschrift, Bd. 266, 1998, S. 561-605.

2 В то время как автор, будучи лингвистом, акцентирует внимание на языковых изменениях в этом «юбилейном» издании, историкам следовало бы обратить внимание на сам факт его появления – оказывается, что основное напутствие «Юности честного зерцала» оставалось неустаревшим и полвека спустя, в контексте образовательных инициатив Екатерины II.

3 П. Симони, Старинные сборники русских пословиц, поговорок, загадок и проч. XVII-XIX столетий, СПб., 1899 (= Сборник Отделения русского языка и словесности Т. 66, № 7); Пословицы, поговорки, загадки в рукописных сборниках XVIII-XX веков, подгот. М.Я. Мельц , М.-Л., 1961.

4 Е.В. Акельев, « Из истории введения брадобрития и «немецкого» костюма в петровской России », Quaestio Rossica, 2013, N 1, c. 90-98.

5 Полное собрание законов Российской империи, т. IV, 1700-1712, № 1818, с. 87-88 (16 декабря 1700 г.)

Haut de page

Pour citer cet article

Référence papier

Александр Лавров, « Michael MOSER, éd., «Юности честное зерцало» 1717 г. У истоков русского литературного языка [« L’honnête miroir de la jeunesse » 1717 : aux origines de la langue littéraire russe] »Cahiers du monde russe, 62/4 | 2021, 679-682.

Référence électronique

Александр Лавров, « Michael MOSER, éd., «Юности честное зерцало» 1717 г. У истоков русского литературного языка [« L’honnête miroir de la jeunesse » 1717 : aux origines de la langue littéraire russe] »Cahiers du monde russe [En ligne], 62/4 | 2021, mis en ligne le 01 décembre 2021, consulté le 29 janvier 2022. URL : http://journals.openedition.org/monderusse/12752 ; DOI : https://doi.org/10.4000/monderusse.12752

Haut de page

Auteur

Александр Лавров

Sorbonne Université

Articles du même auteur

  • Правовой статус и интеграция бывших военнопленных в Московском государстве
    Les anciens captifs (polonjaniki), groupe social en Moscovie : statut juridique et réintégration factice
    Former captives (polonianiki) as a social group in Muscovy: Their legal status and the realities of their reintegration
    Paru dans Cahiers du monde russe, 51/2-3 | 2010
Haut de page

Droits d’auteur

© École des hautes études en sciences sociales, Paris.

Haut de page
  • Revue soutenue par l’Institut des sciences humaines et sociales du CNRS
    CNRS - Institut national des sciences humaines et sociales
  • OpenEdition Journals
Search OpenEdition Search

You will be redirected to OpenEdition Search