Navigation – Plan du site

AccueilNuméros56/2-3Le défi des innovations technique...Власть и Медиа

Le défi des innovations techniques : Les transformations des systèmes de communication

Власть и Медиа

Визуальная революция шестидесятых
Le pouvoir et les médias : la révolution visuelle des années 1960
Power and the media: The visual revolution of the 1960s
Екатерина Викулина
p. 429-465

Résumés

Cet article interroge le rapport entre le changement de régime politique dans les années 1960 et le développement des technologies de l’information, en particulier dans la distribution de masse de la photographie. Sous bien des aspects, ce changement politique est lié à « l’explosion des médias » qui s’est produite à l’époque, avec le tournant général de la culture vers le visuel et la traversée du Rideau de fer par les images populaires occidentales. Les changements dans la représentation du pouvoir devinrent particulièrement notables. À l’époque stalinienne, où préférence était donnée au portrait peint du leader, les photographies devaient imiter les « beaux‑arts » pour neutraliser le danger d’un transfert incontrôlé d’information. Par contre, les années 1960 réhabilitèrent la photographie et les priorités changèrent. Les nouvelles technologies démocratisèrent l’image du pouvoir, qu’elles rendirent compréhensible, familier et quotidien. Outil de contrôle et de propagande, les médias devinrent alors une toute petite ouverture sur le monde capitaliste du rêve et de la liberté sexuelle. Le boum des médias est l’une des raisons supposées du développement dynamique du mouvement dissident des années du dégel. La diffusion rapide de l’information visuelle joua un rôle important car ce procédé, plus ambivalent était, de fait, plus difficile à censurer que du texte. L’apparition d’un grand nombre de photographes et d’éditions illustrées et la montée en puissance du septième art sont indissociablement liées au réchauffement de la politique, qui est basé sur ces phénomènes.

Haut de page

Texte intégral

  • 1 М. Фуко, Воля к знанию : История сексуальности, (т. 1), Воля к истине : по ту сторону знания, власт (...)

1Смена идеологического режима во время оттепели затронула самые разные уровни политики, в том числе и в области репрезентации власти. Отталкиваясь от определения власти Фуко, понимавшего под ней не институт или структуру, а конкретную ситуацию в обществе, стратегии, « множественность отношений силы»1, можно исследовать журнальные фотографии того времени, выявляя характер власти, его направленность и нормативность в репрезентациях гендера, этноса и класса. В свою очередь, образы вождей и чиновников на страницах советской периодики, их визуальная риторика, контекст появления и приемы могут быть также рассмотрены как одно из проявлений власти в ее фукодианском понимании.

2Мы остановимся именно на этом аспекте власти, реализовавшем себя в фотографиях руководящих лиц страны. Эти снимки занимали значительное место во всесоюзных журналах, где публиковались на первых страницах изданий. В основном это были фотографии Н.С. Хрущева, его портреты, снимки встреч с товарищами по партии, советскими гражданами, руководителями других стран. Мы попытаемся выявить образ оттепельной власти, как она себя манифестировала читателям советских журналов, как в шестидесятые конструировался образ власти и какой он носил характер.

3Данная работа основана на материале журнальной фотографии 1953‑1964 гг., но не ограничивается этими временными рамками. Мы также обращаемся к сталинским снимкам послевоенного времени, чтобы продемонстрировать эволюцию репрезентации власти. Индикатором политического процесса шестидесятых годов могут послужить журналы всесоюзного масштаба Советское фото, Огонек, Советский Союз и др. Этот выбор дал возможность сопоставить функционирование образов власти в разных информационных форматах — художественном и общественно‑политическом ; ориентированном на « своего» или на зарубежного читателя. Анализируемые издания наиболее отчетливо показывают направленность фотопроцесса и очерчивают рамки допустимых репрезентаций власти в советской печати, которые теперь становятся значительно шире.

4Существенная роль в этих репрезентациях отводится телу, которое является полигоном идеологических норм и предписаний и маркирует произошедшие в обществе изменения. Смена политического курса действовала не только на уровне директив, но и на уровне поведенческих схем и телесных представлений. В данной статье репрезентация власти рассматривается в сюжетах, связанных с руководящими лицами или героями страны (персонаж, событие, место действия, окружение) и их телесным выражением (одежда, позы, жесты, мимика лица). Внимание уделяется режиму показа, то есть контексту появления снимка (журнал ; сопровождающий текст), выбору жанра (постановочная фотография, репортаж, официальный портрет) и формальных приемов (крупный план, ракурс, угол съемки, композиционное решение), что позволит увидеть, каким образом было сконструировано изображение.

5Произошедшие перемены во многом связаны с медийным взрывом, случившемся в это время, с общим поворотом культуры в сторону визуальности, а также с трансляцией образов западного масскульта, просачивавшихся сквозь железный занавес.

Визуальный канон оттепели

6Для того, чтобы лучше понять социокультурные особенности репрезентаций, рассмотрим вначале более подробно контекст, в котором развивалась фотография оттепели. Проследим, какое влияние на советскую фотографию оказали иностранные журналы и национальные фотошколы Прибалтики, ставшие буферной зоной в культурном обмене, существовавшем, несмотря на железный занавес.

  • 2 Подробнее об этом см. : Е.И. Викулина, « Тело “оттепели” : Взгляд фотолюбителя», в Визуальные аспек (...)

7В хрущевский период фотография становится массовым увлечением в Советском Союзе. В это время количество фотолюбителей исчисляется миллионами, появляется огромное количество кружков и студий, налаживается массовое производство техники, должное удовлетворить потребности и приобщить советских граждан к искусству светописи. Именно фигура любителя во многом определила фотографический процесс оттепели2. Изменения затронули не только пласт журналистики и художественной фотографии, — реформы произошли и на уровне личных, семейных архивов. Хотя снимки, сделанные в ателье, по‑прежнему занимают почетное место в домашних альбомах, наряду с ними появляется большое количество любительских кадров, которые часто снимались и даже печатались самими членами семьи. Эти отпечатки, сделанные при помощи всех подручных средств, в ванной комнате при вкрученной красной лампочке, все больше отвоевывали привилегию студийных карточек выступать хранителями семейной памяти. Статичные позы фотосалонов сменялись динамичной композицией и непосредственным поведением в кадре.

8Смена фотографического взгляда от профессионального, предписывающего определенное поведение людей перед камерой, до любительского, снимавшего « изнутри» семьи, отчасти объясняет появление той раскованности, с которой человек начинает вести себя перед объективом. Сокращение дистанции между фотографом и моделью обозначило новую тенденцию в репрезентации советской семьи. Эти любительские работы получали общественное признание, попадая на страницы журнала Советское фото и на всесоюзные выставки. В свою очередь, тенденции, сформировавшиеся изначально среди энтузиастов, становятся визуальным мэйнстримом этих лет. Эмоциональность, выраженная в раскрепощенном жесте или позе на снимках, апробированная в качестве фотографической практики в домашнем кругу, нашла свое место также на страницах журналов. Явление фотолюбительства оказало огромное влияние на развитие художественной фотографии этого времени и во многом сформировало ее. Это подчеркивает тот факт, что работы любителей экспонировались на выставках и публиковались в прессе наряду с работами профессионалов. Приемы любительской съемки осваивались репортерами, что сказалось в применении широкоугольной оптики, использовании неожиданных ракурсов, а также композиционных решений (их отличали необычное кадрирование, фрагментация). Так постепенно постановочные кадры уступили место снимкам, фиксирующим жизнь, застигнутую врасплох.

9Традиция постановочных снимков в шестидесятые годы заканчивалась. Если раньше фотокорреспондент увозил с собой в очередную командировку зарисовку кадров, которые на месте оставалось организовать, срежиссировать и снять, то послесталинский период отмечен огромным интересом к спонтанным проявлениям жизни. В шестидесятые годы ведутся дебаты по поводу фотожурналистики, осознаётся ценность неожиданно пойманных моментов, снятых врасплох, становится значительно меньше рабочей тематики, фотографии с середины 1950‑х годов меньше ретушируются. Интерес представляет жизнь как таковая, непостановочные снимки воспринимаются как реалистичные и правдивые.

  • 3 Р. Сарторти, « Фотокультура II, или “верное видение”», в Х. Гюнтер и С. Хэнсген, ред., Советская вл (...)

10В « фотокультуре II», как называет Розалинде Сарторти период, начавшийся в 1932 году после постановления ЦК « О перестройке литературно‑художественных организаций», правильность идеологического взгляда определяет нужное прочтение фотореальности. Перед зрителем ставится задача подчинить свое субъективное восприятие объективной, идеологически выдержанной фотографии3. Таковой считалось обработанное определенным образом изображение, которое характеризовал отказ от фрагментарности, ретуширование, исключение путем вырезания ненужных людей и предметов, а также монтаж, складывавший элементы в нужные констелляции.

11В оттепель возвращается « прямая» фотография, которая была почти полностью вытеснена на предыдущем этапе. Если в 1930‑е годы документальность ставилась фотографии в упрек, поскольку считалось, что она, в отличие от истинного искусства, не способна к обобщению, а значит и не может верно передавать реальность, то теперь в ней заново открывают это свойство. Окружающая действительность должна быть теперь описана другим способом, соответствующим времени.

12В шестидесятые годы изменяется композиция кадров ; если раньше преобладали средние планы, центрическая композиция, то теперь фотографы часто оставляют большую часть пространства кадра пустым, незаполненным, а главное событие, персонаж или объект помещается в угол или ближе к краю, на периферию снимка. Многие работы для передачи движения используют динамику диагонали, что отсылало к наследию двадцатых годов.

13Ближе к концу десятилетия появляется огромное количество жанровых снимков, уличных зарисовок, где в полной мере проявляет себя романтизм шестидесятников. Освоение разнообразных фотографических возможностей и художественных решений в годы оттепели вело к стилистическому многообразию. Авторы снимков пытались найти адекватные решения, соответствующие их эстетическим устремлениям и требованиям времени.

  • 4 Программным манифестом эпохи стала статья В. Померанцева « Об искренности в литературе», опубликова (...)
  • 5 См., например, архив А. Суткуса (A. Sutkus, Kasdienybės archyvai : 1959‑1993 : nepublikuotos fotogr (...)

14В шестидесятые годы заметно увеличивается эмоциональное содержание снимков. Фотографии концентрируются на передаче человеческих чувств, настроений. Отсюда особое внимание к лицу, которое служит источником такого рода информации, поэтому появляется большое количество снимков, снятых крупным планом. Лицо как бы приближается, открывается зрителю, свидетельствуя о доверительности их отношений. Установка эпохи на « искренность»4 реализовывала себя в фотографии через эмоциональность жеста, а также в неофициальной своей версии через запечатление повседневной жизни советских граждан5.

Трансляция визуальной информации из‑за рубежа

15Значительную роль в формировании новых визуальных тенденций играло влияние зарубежной культуры. Сближение с Западом стало очевидно уже вскоре после окончания Второй мировой войны, что лишь усилилось в хрущевскую эпоху.

  • 6 Т. Горяева, Политическая цензура в СССР, 191 ‑1991 гг, М., 2009, c. 316.
  • 7 А. Пыжиков, Хрущевская « оттепель», М., 2002, c. 141.

16С оттепелью ослабевает железный занавес : 14 июля 1955 года было принято решение Президиума ЦК КПСС « О разрешении туризма иностранцам и ввоза фотоаппаратов»6. В 1956 году за границу выезжает 560 тысяч советских людей, а за 1957‑1958 годы это число вырастает до полутора миллионов ; также с 1956 года СССР посещает около 500 тысяч иностранных туристов7. Помимо VI Всемирного фестиваля молодежи и студентов (июль‑август 1957 года), оказавшего огромное воздействие на целое поколение, в стране проходили гастроли западных театров, джазовых коллективов, кинофестивали и даже демонстрации моделей одежды.

17В связи со столь обширным проникновением западной культуры в СССР встает вопрос о том, насколько оттепель была самостоятельным явлением, насколько она была вызвана внутренними изменениями, а насколько находилась под влиянием зарубежных молодежных движений середины 1950‑х — первой половины 1960‑х годов.

18Стилистическое воздействие на местных авторов оказывали заграничные фотографические выставки, иностранные журналы, а также снимки западных коллег, попадавшие в советскую печать. Так, например, в Советском фото публикуются обзоры зарубежных выставок и, хотя привилегия остается за работами из стран социалистического лагеря, в журнал попадает информация также о западных фотохудожниках. Знакомство советских зрителей с творчеством таких мастеров как Анри Картье‑Брессон, Ричард Аведон, Иозеф Судек, Робер Дуано воспитывало массовый вкус и, в свою очередь, служило ориентиром для местных фотографов.

19Была также доступна альбомная продукция классиков фотоискусства. Страны социалистического лагеря здесь пользовались большей свободой. Например, чехословацкое издательство « Odeon» выпускало альбомы знаменитых фотохудожников.

20Фотограф Александр Слюсарев утверждал, что иностранные альбомы, журналы и книги по фотографии были в библиотеках :

  • 8 Е. Викулина, « Александр Слюсарев (9 октября 1944 – 23 апреля 2010) : Рассуждения о фотографии и не (...)

Если ты хотел, то ты мог все найти. Была также большая подборка по фотографии в библиотеке им. Ленина, была значительная коллекция книг в библиотеке научно‑технической литературы на Кузнецком мосту. Журнал Советское фото выписывал все фотографические журналы, которые были возможны. Они хранились в редакции и, имея хорошие отношения с сотрудниками, можно было их посмотреть. […] В магазине « Дружба» продавались книжки разных авторов – Картье‑Брессона, Роберта Капы, Кертеша, Брассайя, шикарный альбом Судека.8

21Все это говорит о том, что трансляция образов с Запада не была затруднена, они проникали через западные журналы, которые выписывали библиотеки и редакции, через отдельные публикации в Советском фото, через зарубежные фильмы. Важную роль в этой информационной цепочке играла также прибалтийская фотография.

22Значительное количество прибалтийских авторов в шестидесятые годы участвует в зарубежных экспозициях, представляя советскую фотографию. Именно они первыми в Советском Союзе удостаиваются почетных званий FIAP (Международная федерация фотографического искусства). Признание за рубежом подтверждает актуальность и адекватность этих работ фотографическим процессам на Западе.

23Смена вектора прибалтийской фотографии, ее переориентация на Запад происходит в первую очередь благодаря иностранной фотопериодике, в достаточном количестве поступавшей в Советский Союз и служившей основным источником информации об актуальных тенденциях фотоискусства.

  • 9 В частности, об этом свидетельствуют Борис Михайлов и Александр Слюсарев : Е. Викулина, « Игра в фо (...)

24Многие советские авторы испытывают в это время влияние прибалтийской фотографии9, вдохновленной, в свою очередь, западными образцами. Таким образом, трансляция визуальных канонов происходила как напрямую (через журналы, альбомы, публикации в журналах, выставки), так и опосредованно, через прибалтийских коллег, имевших вес в профессиональной среде. На примере работ из Прибалтики хорошо прослеживается, как стилистика западной фотографии встраивалась в местную традицию, ставшую, в свою очередь, « агентом влияния» для фотолюбителей страны.

Медийный взрыв шестидесятых

  • 10 Пыжиков, Хрущевская « оттепель», c. 144.
  • 11 ГАРФ (Государственный архив Российской Федерации), ф. 9425, oп. 2, д. 285, л. 64.
  • 12 Так, например, в 1955 году в Литовской ССР стали выпускать медицинский журнал « Свейкагос апсауга» (...)
  • 13 ГАРФ, ф. 9425, oп. 2, д. 317, л. 47‑48.
  • 14 Ее тираж 30 тысяч экземпляров, периодичность – два раза в неделю, объем – восемь полос половинного (...)
  • 15 ГАРФ, ф. 9425, oп. 2, д. 233, л. 40, 88.

25Начало оттепели было отмечено появлением большого количества новых изданий. Во второй половине 1950‑х годов впервые или после длительного перерыва выходят 28 журналов, 7 альманахов, 4 газеты литературно‑художественного профиля10. Значительно увеличиваются тиражи и объем центральных газет и журналов. В 1959 году тираж Огонька уже достигает 1,5 миллиона экземпляров, Работницы и Крестьянки – 2 миллионов экземпляров, Здоровья – 500 тысяч экземпляров, Советской женщины – 250 тысяч экземпляров11. Появляется большое количество специализированных журналов (медицинских, художественных и т.д.), в том числе и республиканских, выходящих на национальных языках12. После пятнадцатилетнего перерыва в 1957 году возобновляется издание Советского фото, тираж которого вырастает до 130 тысяч в 1960 году13. Становится больше продукции на иностранных языках. С 1956 года начинает выходить газета Москоу Ньюс на английском языке, издание Всесоюзного общества культурных связей с заграницей (ВОКС)14. Журналы Советский Союз (с сентября 1955 года) и Советская женщина (с января 1956 года) печатаются еще и на японском языке (помимо русского, английского, немецкого, французского, испанского, китайского и корейского)15. В скором времени к этим языкам присоединяются еще хинди и венгерский, а в случае Советского Союза – арабский, сербско‑хорватский, урду, финский, румынский, монгольский, бенгали. Итак, мы имеем дело с повышенным интересом к заграничной аудитории, а также с медийным бумом, который переживает страна в годы оттепели.

  • 16 В министерских жалобах приводятся следующие цифры : в СССР насчитывается всего 5 366 типографий, в (...)

26Неслучайно, что в это время уделяется внимание развитию полиграфической промышленности, которая значительно проигрывала зарубежной16. В докладной записке 1956 года на имя Н.С. Хрущева говорится об отставании машинного парка не только по количеству оборудования, но и по его качеству, о недостаточном обеспечении шрифтов для наборных машин, о неудовлетворительных сортах бумаги :

  • 17 ГАРФ, ф. 4851, oп. 5, д. 583, л. 51‑56.

Многие типографии в СССР оснащены морально и физически изношенными машинами, не обеспечивающими необходимой производительности труда и качества изделий.17

  • 18 ГАРФ, ф. 4851, oп. 5, д. 583, л. 57‑59.

27В качестве ответной меры было решено увеличить в 1960 году мощность машиностроительных заводов по выпуску полиграфического оборудования не менее чем в три раза по сравнению с 1955 годом, разработать выпуск новых полиграфических машин по лучшим образцам зарубежной техники, закупить необходимое оборудование в капиталистических странах и ГДР, создать и освоить в металле новые рисунки шрифтов и наборных украшений, повысить качество печатных и оформительных бумаг, обеспечить расширение ассортимента светопрочных пигментов и лаков чистых тонов, а также построить в Москве журнальную типографию в целях « обеспечения своевременного выхода журналов, дальнейшего роста их тиражей и улучшения их качества»18.

  • 19 Г. Абрамов, « Этапы развития советского фотоаппаратостроения», Этапы развития отечественного фотоап (...)
  • 20 И.В. Нарский, Фотокарточка на память : Семейные истории, фотографические послания и советское детст (...)
  • 21 РГАЛИ (Российский государственный архив литературы и искусства), ф. 2329, oп. 2, д. 369, л. 17‑26, (...)

28Шестидесятые становятся периодом расцвета советской фотоиндустрии19. К этому времени появляются новые заводы, выпускающие фотокамеры, осваиваются новые модели, увеличивается производство фотобумаги. В 1957 году в СССР был выпущен миллион фотоаппаратов, в 1959 году – на 200 тысяч больше20. Советские фотокамеры становятся визитной карточкой, удостоверяющей технический прогресс страны и уровень повседневного комфорта миллионов граждан. Об этом, в частности, говорит тот факт, что советские фотоаппараты (« Киев‑3», « Зоркий‑3») были включены в ассортимент подарков правительственных делегаций в 1955 году наряду с магнитофоном « Днепр‑5», велосипедом « Орленок», малахитовыми шкатулками и картинами советских художников, таких, например, как Петр Кончаловский21.

29Еще в 1954 году Министр культуры СССР Г. Александров жаловался в Совет Министров на нехватку фотобумаги :

  • 22 РГАЛИ ф. 2329, oп. 2, д. 261, л. 100.

Производство фотобумаги на предприятиях Министерства культуры СССР не удовлетворяет потребность народного хозяйства и нужды населения. В 1954 году при общей потребности в фотобумаге в 24,5 млн. кв. метров может быть приготовлено всего 18 млн. кв. метров. Особенно отстает производство фотобумаги повышенного качества – на подложке картонной плотности. Совершенно не производится фотобумага на подкрашенной подложке, а также некоторые технические сорта22.

  • 23 Там же, л. 102, 105.

30Совет Министров ответил постановлением увеличить производство фотобумаги к 1960 году до 55 млн. кв. метров, для чего было решено закупить машины и химикаты за границей, принять меры по улучшению упаковочной бумаги и картона, наладить производство фото‑подложки23. Увеличение масштабов производства фотобумаги, развитие фототехники сказывается непосредственным образом на развитии фотолюбительства в последующие годы, а также на качестве журнальной продукции.

  • 24 ГАРФ, ф. 8581, oп. 2, д. 436, л. 8.

31Советская полиграфическая и фото‑ промышленность обращалась к опыту западных стран, закупая необходимое оборудование и материалы, но дело не ограничивалось технической стороной вопроса. Так работники Советского Информбюро получали отклики на советскую печатную продукцию, которая распространялась за рубежом. Например, в отчете о работе Представительства Совинформбюро в КНР за 1955 год приводятся замечания местных редакций о том, что не хватает визуального сопровождения к статьям. По мнению редакций, каждая статья, рассказывающая об определенном человеке, колхозе, производстве должна обязательно сопровождаться соответствующими ей фотографиями24. Но и в адрес присылаемых фотоматериалов высказывались претензии.

  • 25 ГАРФ, ф. 8581, oп. 2, д. 437, л. 47‑48.

32Показательны замечания сотрудника редакции журнала Общества германо‑советской дружбы и Общества по распространению научных знаний Фрейе Вельт Умана, который высказался критически в отношении продукции Совинформбюро. В разговоре с советским послом им была отмечена недостаточная оперативность в работе, а также низкое качество присылаемых фотографий : « Многие снимки неудачны в композиционном и художественном отношениях, сделаны без выдумки, юмора, на них демонстрируется бедное убранство квартир, старые формы мебели»25. Уман подчеркнул, что такие же претензии к работе Совинформбюро имеет редакция журнала Общества франко‑советской дружбы – ФранцияСССР, и выразил сожаление, что в Москве нет фотокорреспондента демократической немецкой печати, который, зная немецкие условия, мог бы на месте делать и отбирать снимки, пригодные для опубликования в ГДР. Еще один выход в сложившейся ситуации немецкий сотрудник видел в организации взаимных поездок советских и немецких журналистов в ГДР и СССР в 1956 году.

33Подобная критика западных специалистов и стремление достичь нужного пропагандистского эффекта вносили свою лепту в развитие советской фотожурналистики, постепенно трансформируя прежние изобразительные каноны и технические стандарты.

Проблема цензуры

  • 26 Пыжиков, Хрущевская « оттепель», c. 145.
  • 27 О. Хархордин, Обличать и лицемерить, СПб., 2002, c. 389, 392.
  • 28 Т. Горяева, Политическая цензура в СССР, 1917‑1991 гг., М., 2009, c. 321.

34Считается, что оттепель ослабила существовавшую при Сталине цензуру, стало больше свободы, если не на уровне политического, то на уровне художественного высказывания. С другой стороны, некоторые авторы отмечают ужесточение политики в отношении литературы и искусства, стремление партии усилить контроль в этой области26. Это, например, выражалось в регулярных встречах руководства КПСС с деятелями культуры, которые проводились с 1957 года. Олег Хархордин указывает на то, что в это время окончательно укореняется система взаимного надзора и коммунального контроля, которая была более тщательна и надежна в своем функционировании, чем репрессивная сталинская система, а « 1957 г. был прямым продолжением и развитием тенденций 1937 г.»27. В свою очередь, отдельные исследователи отмечают также противоречивость и непоследовательность системы цензуры в этот период : с одной стороны, отход от « сталинской модели», а с другой, в это время происходит очередной виток упорядочивания взаимодействия партии и ее институтов с органами цензуры28.

35Усиление цензуры, наряду с новыми художественными и ценностными ориентирами, появившимися в период оттепели, говорит нам об уникальности ситуации. Происходит изменение идеологических приоритетов : власть по‑прежнему контролирует высказывание, но диапазон его возможностей меняется, рамки дозволенного расширяются по сравнению с предыдущим периодом.

  • 29 ГАРФ, ф. 9425, oп. 1, д. 912, л. 3.

36Функцию цензуры в годы оттепели в основном выполнял Главлит СССР и его местные органы, на которые были возложены следующие обязанности : контроль печатной продукции всех находящихся на территории СССР издательств, редакций периодических изданий, материалов телеграфных агентств и радиовещания ; контроль печатных изданий, пересекавших государственную границу ; контроль произведений репертуара, массовой изобразительной продукции, музеев и выставок ; контроль за соблюдением издающими организациями, полиграфическими предприятиями и другими учреждениями правил производства, выпуска, хранения и распространения печатной продукции ; составление межведомственных обязательных инструкций по охране военных и государственных тайн в печати, а также единых правил производства, выпуска, хранения и распространения печатных произведений29.

  • 30 Там же, oп. 2, д. 235, л. 3.

37Изобразительная продукция также проходила строгую цензуру. Согласно циркуляру от 25 января 1955 года, издательство должно было представить цензору оригинал или фотографию произведения, и только после надлежащей проверки материал оформлялся к печати30. Организация также предъявляла сигнальный экземпляр готового издания, который подписывался цензором. Пригласительные билеты, программы, листовки, на которых были изображения классиков марксизма‑ленинизма, руководителей партии и правительства, также контролировались органами цензуры.

  • 31 ГАРФ, ф. 9425, oп. 1, д. 909, л. 287.
  • 32 Там же, oп. 2, д. 235, л. 44‑45.
  • 33 Там же, д. 285, л. 3.

38Более того, существовали фото‑эталоны партийной верхушки, которые использовались при приеме художественной продукции и утверждались Главизо Министерства Культуры СССР и Главлитом СССР31. Они периодически менялись : на прежних гасились разрешительные штампы, взамен утверждались новые лики советского руководства32. Фото‑эталоны распространялись для тиражирования портретов руководителей в технике « сухая кисть» и « холст, масло»33. При проверке работы цензору предъявлялась заверенная организацией выписка из протокола художественного совета, предварительно принявшего « изопродукцию», о том, что она рассмотрена с точки зрения « идейно‑художественного качества». Затем при приеме политических портретов цензор сопоставлял каждый экземпляр с точки зрения соответствия его утвержденному фото‑эталону. По мнению цензоров, основная трудность контроля портретов, изготовленных с фото‑эталонов, заключалась в сопоставлении двух видов медиа, где фотографии отводилась роль вспомогательного материала, лишенного художественной выразительности :

  • 34 Там же, oп. 1, д. 909, л. 288.

Эталоны могут дать лишь общий образ, т.к. фотография способна воспроизвести только постановку, ракурс фигуры и общий графический рисунок. Живописный же портрет на холсте с маслом требует от художников умения прежде всего решать портрет в цвете, объемно моделировать фигуру /лепка лица, проработанность костюма и т.п./, т.е. выявить те живописные качества, которые не регламентированы фото‑эталоном и всецело зависят от профессионального умения художника.34

39Таким образом, портреты вождей и партийной номенклатуры проходили тщательную идеологическую проверку на разных ступенях художественного производства. Тем более значимым представляется тот факт, что, несмотря на строгость цензуры, в шестидесятые годы столь существенно меняется репрезентация власти в журнальной фотографии. Демократизация образа происходит, с одной стороны, с одобрения высшего руководства, с другой – под подспудным влиянием новых изобразительных тенденций и политических перемен в стране.

Визуальные стратегии власти : Смена парадигмы

40Изменения в репрезентации власти в годы оттепели становятся очевидными при сравнении фотографий Сталина и Хрущева. В первом случае мы находим « собранность» тела, его выпрямленность, статичность, во втором случае – раскрепощенность, дозволяющую яркий эмоциональный жест, некоторую небрежность в облике. И дело не в личностных особенностях Сталина и Хрущева, а в смене идеологического режима, последствием которой стали изменения в репрезентации. Так снимки Хрущева сталинских времен демонстрируют совершенно другие позы и выражение лица.

  • 35 Огонек, 15 марта 1953, № 11.
  • 36 На вопрос о преемнике Сталина Г.М. Маленков ответил : « Никто один не смеет, не может, не должен и (...)

41Первыми по значимости в этом визуальном ряду могут стать напечатанные в Огоньке снимки похорон Сталина35. Здесь налицо прежняя власть, мертвая, и от того еще более сакральная, и новая, представшая в виде группы преемников, почтительно следующих за гробом. Хрущев здесь не выделяется среди прочих. Он — один среди равных, вытянутых в шеренгу на Мавзолее. Напротив, он занимает там далеко не центральную позицию, привилегия которой отдана Н.А. Булганину, В.М. Молотову, К.Е. Ворошилову. Тщательно отретушированный снимок фактически превращен в рисунок, он делает руководителей неживыми, уподобляя происходящее театру марионеток, чьи невидимые нити тянутся к отсутствующему в кадре, « означивают» его незримое присутствие. Эта « горизонтальность» в представлении власти сохраняется весь первый год после смерти Сталина, когда говорилось о « коллективном руководстве» страной36.

  • 37 Снимок был напечатан в газете Правда : [Автор снимка не указан], Правда, 7 марта 1953, № 66 (12634) (...)
  • 38 Л.А. Опенкин, Оттепель : Как это было (1953‑1955 гг.), М., 1991, c. 45‑46.
  • 39 А. Устинов, Ф. Кислов [Фото], Правда, 8 марта 1953, № 67 (12635), c. 1 ; Правда, 9 марта 1953, № 68 (...)

42Тем не менее, даже в этой « линейной» репрезентации существовала своя иерархия, показавшая себя уже на похоронах вождя. По мнению Л.А. Опенкина, диспозиция власти проявилась на снимке, сделанном 6 марта 1953 года37, где рядом с усопшим стоит последний сталинский фаворит Маленков, а подле него выстраиваются Берия, Ворошилов, Булганин, Каганович, Молотов38. Соотношением фигур фотография напоминает коллаж сталинской эпохи : тело вождя в кадре занимает фактически столько же места, сколько все члены правительства, вместе взятые. Существует несколько версий этой « гробовой» сцены, которые были опубликованы в газете Правда39. В двух вариациях товарищи по партии выстраиваются в почетный караул по два ряда, образуя дорожку, перспектива которой замыкается горизонталью лежащего тела. Покойный занимает центральное и хорошо освещенное место в кадре, « излучая свет» в конце пути, который проложили его соратники. Находясь на возвышении, тело Сталина охватывает примерно треть всего пространства снимка, тем самым подчеркивая свой масштаб по сравнению с остальными фигурами, даже будучи в отдалении от зрителя и являя обратную перспективу. Н.С. Хрущев в одном случае находится ближе всего к зрителю и дальше от Сталина, на другом снимке он стоит вторым к телу, между Н.А. Булганиным и Л.М. Кагановичем.

  • 40 Ф. Кислов, И.В. Товарищи, Сталин, Мао Цзе‑дун и Г.М. Маленков. Снимок сделан 14 февраля 1950 года в (...)
  • 41 Опенкин, Оттепель : Как это было (1953‑1955 гг.), c. 35. Указывая на пагубность культа личности, Ма (...)
  • 42 Там же, c. 34.
  • 43 Там же, c. 51, 55.

43Область репрезентации становится полем борьбы за власть. 10 марта 1953 года газета Правда напечатала фотомонтаж, на котором были изображены в величественной позе Г.М. Маленков и « внемлющие» ему Сталин и Мао Дзедун40. Но в тот же день на заседании Президиума ЦК КПСС Маленков подверг резкой критике редакцию Правда, указав на пагубность влияния политики культа личности на советскую историю41. Подобные высказывания Маленкова, как и его слова о мирном соревновании капиталистической и социалистической систем, об улучшении материального благосостояния советских людей, характеризуют начавшуюся смену идеологического курса42. Это проявляется и на текстовом уровне. После устранения Берии фамилия Хрущева воспроизводится третьей после Маленкова и Молотова, а с июня 1954 года список руководящих лиц печатается строго в алфавитном порядке43.

  • 44 Ряд признаков указывает на то, что уже через год после смерти Сталина власть стала сосредотачиватьс (...)

44Отдельные фотографии Н.С. Хрущева впервые появляются в Огоньке в 1954 году, после ареста Л.П. Берии в 1953 году и победы в борьбе за власть с Маленковым44. Тогда он начинает программу освоения целинных земель, возглавляет советские делегации на втором съезде Польской Объединенной рабочей партии и в Пекине. Это еще довольно статичные снимки, с небольшим репертуаром эмоциональных выражений — робкая полуулыбка и аплодисменты в ряду дозволенного. Центральную позицию в кадре Н.С. Хрущев занимает лишь начиная со второй половины 1954 года, но изображается неизменно в ряду товарищей, выделяясь среди них разве что светлым костюмом. Он главный, но он — один среди многих, и является заменимым звеном в представлении власти ; так на первый план снимков часто выходят Ворошилов или Молотов. Со временем группа сопровождающих лиц сужается, внимание фиксируется прежде всего на Первом секретаре ЦК КПСС.

  • 45 [Автор снимка не указан]. Первый секретарь Центрального Комитета Коммунистической партии Советского (...)

45Тем не менее, публикация снимков с первым лицом страны зависела также от политики журналов. До 1956 года кадры с Н.С. Хрущевым редко появляются в Советском Союзе. Издание как будто опасается отдавать предпочтение кому‑либо из членов правительства, избегает снимков высшего руководства, ограничиваясь изображениями простых советских граждан и общим идеологическим пафосом. Исключение делается лишь к 60‑летию Н.С. Хрущева, когда « Советский Союз» публикует его официальный портрет. Впервые в этом журнале появляется снимок, где руководитель страны изображен отдельно от своих товарищей по партии45. Несмотря на свой высокий пост, Хрущев к тому времени не завоевал право на индивидуальный жест и выразительность позы, эта привилегия пока сохраняется лишь за его предшественником.

  • 46 [Автор снимка не указан]. Иосиф Виссарионович Сталин. К годовщине со дня смерти [Фото], Советский С (...)
  • 47 Ж. Ле Гофф, Н. Трюон, История тела в средние века, М., 2008, c. 144.
  • 48 Я. Плампер, Алхимия власти : Культ Сталина в изобразительном искусстве, М., 2010, c. 51, 69.

46Если образ И.В. Сталина, напечатанный в предыдущем номере, возвеличивается при помощи ракурса и освещения46, то поясной портрет Хрущева лишен подобной выразительности и представляет незамысловатый облик советского чиновника. Обыденность подчеркивает также одежда : пиджак и галстук здесь заменили военную форму генералиссимуса. И хотя нельзя сказать, что портреты Сталина отличает эмоциональность, но в них условно обозначено настроение, даны намеки на него (спрятанная в усы полуулыбка, прищур глаз, устремленный взгляд). Телесные нормы сталинского периода требовали монументальности образа, — обожествленному вождю не пристало размахивать руками и широко улыбаться. Как Средние века, враждебно относившиеся к телу, не одобряли жестикуляцию, которая ассоциировалась с беспорядком и грехом47, так и при « вожде народов» она отождествлялась с распущенностью и отсутствием дисциплины. Неподвижность была одним из важнейших мотивов в репрезентациях Сталина ; спокойствие и выдержанность его поз сознательно противопоставлялись « истерическому» языку тела у Гитлера48. В свою очередь, репрезентация Хрущева намеренно дистанцируется от сталинских норм, подчеркивая границу между культом прошлого и наступившими социалистическими буднями через движение и эмоциональный жест. Это далеко от экспансивной мимики фюрера, которая сродни немецкому экспрессионизму, – пластика Хрущева укоренена в прозаичном и обыденном. В этом также прочитывается отсылка к ленинским образам в их повседневном воплощении. Таким способом конструировалась преемственность оттепели с революцией и с первой половиной двадцатых годов, а лекала сталинского периода теряли свою актуальность, будучи следами ложного развития и ошибочного понимания природы советской власти. Тем не менее, в отличие от ленинских репрезентаций, фокус внимания теперь сместился на эмоциональность лидера, непосредственность его реакций, на его простоватый и незатейливый вид. Это уже не « вождь народов», а типичный их представитель, человек из массы.

47В журнале Советское фото Н.С. Хрущев становится заметной фигурой ещё позже — лишь к 1959 г. В июне этого года на первой странице издания выходит фотография Н. Петрова, на которой Н.С. Хрущев выступает с трибуны Третьего съезда писателей СССР. Уже здесь заметен акцент на эмоциональном жесте руководителя страны, а в дальнейшем подобная характеристика становится нормой и одним из средств выразительности.

  • 49 « Тогда ведь еще действовало распоряжение, подписанное Сталиным : экономно расходовать газетную пло (...)
  • 50 Е. Владимиров, « Фотопортреты И.В. Сталина», Советское фото, 1941, № 5, c. 15.
  • 51 Сарторти, « Фотокультура II, или “верное видение”», c. 157.
  • 52 Е. Добренко, « Потребление производства, или иностранцы в собственной стране» в Гюнтер и Хэнсген, р (...)
  • 53 Сарторти, « Фотокультура II, или “верное видение”», c. 156 ; Добренко, « Потребление производства, (...)

48В шестидесятые годы снимки высшего руководства страны получают массовое распространение. Это связано с развитием самой фотографии и с общим поворотом культуры в сторону визуальности. В предыдущий период иллюстративного материала в журналах было не так много, действовало распоряжение Сталина экономно расходовать газетную площадь49. Помимо этого, существовала иерархия изображений, где фотография явно уступала картинному образу, предпочтение отдавалось живописным портретам вождя, которые писались по фотографиям. Так, например, журнал Советское фото сетует, что в выпущенной в 1940 году книге « Сталин и о Сталине» имеется перечень всех графических и живописных портретов « отца народов», но при этом нет списка фотографий, послуживших основой для этих произведений50. Сталина полагалось писать кистью, в том числе и для газетных материалов51. В силу особенностей медиа, конечный результат художника в большей степени контролируем, чем фотографическая продукция, которая допускает определенную долю случайности, несемантизируемой реальности. Считалось, что фотография хуже передает типическое52. Поэтому в сталинский период снимок являлся подсобным материалом для художника, а если он попадал в печать, то покрывался таким слоем ретуши, что уподоблялся картине. Фотография должна была подражать « изящным искусствам», чтобы нивелировать опасность неконтролируемой передачи информации. Для этих целей использовалась мягкорисующая оптика, а также укрупнение кадра для достижения крупнозернистости и офсетная печать, « смягчающая» снимок ; прибегали также к ручной раскраске фотографий53. Влияние картинных образцов можно видеть также в канонизированных позах « отца народов». Не случайно, что в изображениях со Сталиным часто использовался фотомонтаж. Такая композиция могла убедительно возвеличивать фигуру вождя и воспевать его, например, как воплощение индустриального и технического прогресса.

  • 54 Так, по мнению Яна Плампера, новые средства пропаганды (среди которых отмечается широкое использова (...)
  • 55 Н. Драчинский, « Кузнец мира», Огонек, 1960, № 10, c. 1.

49Показательно, что большинство изображений Сталина, опубликованных в журнале Советский Союз сразу после его смерти, являются живописью или рисунками, а снимки явно проигрывают им по количеству. Напротив, шестидесятые реабилитируют фотографию, приоритеты меняются. Так, например, за время оттепели в журнальной периодике только в паре случаев можно увидеть облик Первого секретаря ЦК КПСС, запечатленный в красках. По сравнению с живописными образами, фотоснимки обладали большей обыденностью, что также играло немаловажную роль в десакрализации главы государства54. Фотографии и власть становятся неразлучны, в одном журнальном выпуске могли быть опубликованы десятки снимков с Хрущевым. « Каждый шаг Никиты Сергеевича фиксируется на пленку, каждое слово тотчас разносится на все континенты, во все уголки земли», — пишет журнал Огонек55.

50Более того, во время оттепели обнажается сущность медийного приема, становится видна сконструированность образа. Часто прямо в кадре можно увидеть, как Н.С. Хрущева снимают на камеры профессионалы и любители. Во время западных поездок Хрущева окружает армия журналистов и фоторепортеров, нацеливших объективы на советских гостей. В « Советском Союзе» выходит даже целый материал, посвященный корреспондентам, освещавшим визит Н.С. Хрущева в Америку (15‑27 сентября 1959 г.). Никита Сергеевич назвал их « спутниками», и это дало название материалу. Издание приводит цифры : общее количество журналистов и комментаторов, фоторепортеров и кинооператоров, представлявших 400 изданий, составило 2 200 человек, а по статистике журнала Лайф — 5 000 человек. В поездке Хрущева по всей стране сопровождало 350 человек, прибывших из 36 государств.

  • 56 М. Харламов, О. Вадеев, Лицом к лицу с Америкой : Рассказ о поездке Н.С. Хрущева в США, 15‑27 сентя (...)
  • 57 Харламов, Вадеев, Лицом к лицу с Америкой c. 460.

51В советской прессе этой исторической поездке было уделено большое внимание, хотя количество иностранных журналистов было значительно выше : число лишь ежедневных американских газет, публиковавших материалы о поездке, составило 1 75556. По признанию американской прессы, ни один визит до этого не освещался таким большим количеством журналистов и фотографов, как приезд Н.С. Хрущева57. Заведующий отделом печати государственного департамента Л. Уайт подчеркнул медийность этого события :

  • 58 [Автор текста не указан], Советский Союз, 1959, №. 11, c. 44.

Каждый день называются новые статистические данные, подсчитываются тысячи километров отснятой кино‑ и фотопленки, десятки тысяч опубликованных фотографий, астрономические цифры напечатанных статей. « Вестерн Юнион» сообщила, например, что она ежедневно передавала по своим 260 специальным каналам около 400 000 слов различной информации о визите. Радиостанции всех без исключения стран посвящали поездке главы Советского правительства многие часы своей работы. На ферме Гарста в Айове высокие штативы телекамер, по утверждению вашингтонских газет, возвышались над « лесом» телефонных столбов, создавая впечатление « журналистской кукурузы»58.

52Рядом с текстом публикуется мозаика из снимков работающих журналистов и фотографов. Приводится также кадр на пресс‑конференции Н.С. Хрущева с обступившими его репортерами, к которым он обратился с речью :

  • 59 [Автор текста не указан], « Пресс‑конференция на колесах», Советский Союз, 1960, № 5, c. 27.

У меня были всегда дружеские чувства к вам, корреспондентам, работникам печати. Я говорю это серьезно. Без печати невозможно жить. Ведь если жить без прессы, радио, ‑ значит, жить без культуры. Без печати немыслима демократия, немыслимо движение вперед59.

Простые советские граждане также стремились запечатлеть облик Первого секретаря ЦК КПСС :

  • 60 Я. Рюмкин, Л. Литовченко, « На дальнем востоке и Сибири [Фоторепортаж]», Огонек, 1959, № 43, c. 5.

Строителям Академического городка шоферу В.А. Свиридову и электромеханику Ю.И. Шевченко, стоящим в центре группы фотокорреспондентов и кинооператоров, очень хочется сфотографировать Н.С. Хрущева.60

  • 61 Я.Б. Давидзон, « Пребывание товарища Н.С. Хрущева на строительстве Киевской ГЭС в 1961 году. Сын ст (...)
  • 62 [Автор снимка не указан]. « Н.С. Хрущев и Фидель Кастро посетили конный завод в Подмосковье. Малыш (...)
  • 63 В. Егоров, « Фидель Кастро в Советском Союзе. Май, 1963 г. [Фото]», Советское фото, 1963, № 7, c. 1 (...)

53Его снимают даже дети. Например, мальчик фотографирует улыбающегося главу советского государства с товарищами, приехавшими посмотреть на строительство Киевской ГЭС61. В другом кадре малыш снимает Фиделя Кастро и Н.С. Хрущева62. На обложке журнала Советского фото выходит снимок В. Егорова, где Фидель Кастро сам изображен с фотоаппаратом63.

54Образ власти связывается со средствами коммуникации и информации : Н.С. Хрущев читает газету, говорит по телефону, изображается рядом с нацеленными на него камерами. Он находится в эпицентре внимания прессы, его образ воспроизводится газетами и журналами бесчисленное множество раз. Именно в это время власть приобретает медийный характер, близкий к современной ситуации.

55На журнальных фотографиях глава государства поздравлял космонавтов не только « отечески» их обнимая, но также и по телефону. Телефонная трубка с проводом в руке у Хрущева в данном случае заменяет непосредственный физический контакт, но также демонстрирует зрителю непрерывность связи советской власти с народом. Телефонный провод – это пуповина, протянутая между руководителем страны и космонавтами.

  • 64 М. Швартц, « Последний рывок : Интимная жизнь космонавтов в советской популярной культуре и научной (...)

56Маттиас Швартц в своей статье « Последний рывок : Интимная жизнь космонавтов в советской популярной культуре и научной фантастике» пишет о том, что « инсценировка близости к космическим героям достигается, не в последнюю очередь, благодаря медиальным эффектам средств связи»64. Техническое оснащение, помимо утверждения прогрессивности советской науки, завоевавшей космос, играло важную роль в репрезентации близости и семейственных отношений между космонавтами, советским правительством и народом. Космонавты, начиная с Титова, снимались во время полета на фото‑ и кинопленку, контактировали между собой по радио, всё транслировалось в прямом эфире в Центр управления полетами и показывалось по телевидению.

  • 65 Там же, c. 175.

57Медиа также позволяли установить контроль над космонавтами, следить за их движениями, наблюдать их как бы под микроскопом в качестве идеально работающих машин. Власть посредством технологий могла контролировать космонавтов, чей образ странника можно увязать с топосом бегства от семьи, которую олицетворяли правительство и народ65.

  • 66 В. Песков, « Успехов и счастья первооткрывателям звездных дорог ! [Фото]», Советское фото, 1964, №  (...)

58Космонавты становятся первыми медийными персонажами в советской истории : пресса как освещает их « звездные» подвиги, так и со вниманием следит за их личной жизнью. Более того, она ее конструирует. На фотографии Василия Пескова « Успехов и счастья первооткрывателям звездных дорог !» Н.С. Хрущев поднимает бокал за здоровье молодоженов — космонавтов Валентины Терешковой и Андрияна Николаева66. Глава государства стоит рядом с женихом и невестой на месте, обычно занимаемом родителями. Собственно « родительская» власть проявилась здесь также в том, что брак был навязан сверху, являясь пропагандистской акцией. Подобный прием, где любовь или брак получали благословение благодаря вмешательству вышестоящих органов, был уже давно известен в сталинском кинематографе. Фотография в данном случае воспроизводит давно знакомый зрителю сюжет.

  • 67 I. Kohonen, « The Space Race and Soviet Utopian Thinking», Sociological Review, 57, 2009, c. 123.

59Космонавты репрезентировались в качестве обыкновенных людей, которые смогли достичь необыкновенных результатов. Тем самым подчеркивалось, что звездные подвиги по плечу каждому, а будущее стало уже сегодняшним днем67.

Оттепельный репортаж : Динамика власти

  • 68 H. Goscilo, « Post‑ing the Soviet Body as Tabula Phrasa and Spectacle», в Andreas Schönle, ed., Lot (...)

60На фоне однотипной, гомогенной массы советских людей, объединенных в одно « гипертело», лишь тело вождя обладало уникальностью и наделялось индивидуальными чертами, часто гипертрофированными68. Подобно « телу короля», советский вождь имел как нематериальное тело, в котором персонифицировалась его функция лидера нации, так и тленную оболочку :

  • 69 « As a material entity Lenin was short, small‑eyed, balding man, plagued by atherosclerosis, migrai (...)

В качестве своей материальной сущности Ленин был маленького роста, с небольшими глазами, лысеющим человеком, страдающим атеросклерозом, мигренями, а под конец параличом, слабоумием и галлюцинациями. […] Преемник Ленина был коренастый, смуглый, рябой грузин, с частично деформированной левой рукой, а также, как сообщают, с перепонкой на левой ноге. Конверсия обоих невзрачных фигур в возвышенные тела лидеров ‑ дело репрезентативных техник, которые в наши дни ассоциируются в первую очередь со знаменитостями Голливуда69.

  • 70 Goscilo, « Post-ing the Soviet Body as Tabula Phrasa and Spectacle», c. 262-263.

61Картины и фотографии « дооттепельного» времени имели дело, прежде всего, с идеальным телом вождя, трансформируя телесные особенности в совершенные черты лидера нации. Так кепка Ленина роднила его с пролетариатом, выдающийся лоб свидетельствовал о недюжинном уме, его фигура, возвышающаяся над российскими просторами, говорила о масштабе личности, а широкий жест указывал путь в светлое будущее. Изваяния вождей из гранита и мрамора отсылали к незыблемости их авторитета и вечности строя (равно как и сама фамилия Сталина), а монументальность облика еще раз закреплялась твердостью материала70.

62Оттепель, наоборот, не стремилась приукрасить образ вождя, не избегала заурядных телесных подробностей, в которых представал глава государства. Одежда, важнейший аспект репрезентации политика, становится всё более неформальной (Хрущев сфотографирован в украинской рубахе, в каракулевой шапке зимой). Эти приметы повседневной жизни почти не касались власти в сталинский период, избегавшей будничных и мимолетных образов. Идеальное тело, свойственное королям, монархам, « вождю революции» и « отцу народов», уходит с политической арены. Первый секретарь ЦК КПСС репрезентируется как простой смертный, в своем обычном земном воплощении. В то время как образы Ленина и Сталина носили вневременной характер (« Он всегда с нами», « Ленин жил, Ленин жив, Ленин будет жить»), фигура Хрущева была укоренена в настоящем.

63Главное отличие оттепельной фотографии от сталинского периода заключается в том, что наряду с парадными портретами и постановочными снимками, где руководитель страны представлен за работой или на отдыхе, внедряется новый — репортажный стиль изображения. Это снимки Хрущева во время выступлений на съездах, на встречах с делегациями, с известными людьми (Фидель Кастро, Валентина Терешкова), с представителями той или иной социальной группы (дети, женщины, темнокожие).

64Вообще надо сказать, что фотографии Хрущева, публиковавшиеся в обильном количестве на страницах периодики, редко изображают главу государства одного. Он всегда окружен людьми – товарищами по партии, членами делегаций, рабочими и т. д. Это еще одно отличие от сталинского времени, когда вождь был возведен на такой недосягаемый пьедестал, что мало кто удостаивался чести быть с ним сфотографированным, или это были сугубо постановочные фотографии.

65Распространение получают репортажные снимки встреч Н.С. Хрущева с народом. В отличие от Сталина, занимавшего в кадре исключительно центральную позицию, Хрущев на снимках часто представлен сбоку. Он находится в окружении трудящихся, примерно на одном с ними уровне, не возвышаясь над группой. Фотографы часто используют широкий угол при съемке партийного руководства. Этот прием также работал на « демократизацию» образа власти, когда в кадр попадает не только партийный вождь, но и его окружение.

66Теперь уже недостаточно зафиксировать присутствующих лиц, вытянутых в одну шеренгу, репортер пытается поймать действие. Постепенно поведение людей в кадре становится естественным. Это также связано с новой парадигмой соцреализма, в которой человек с его переживаниями оказывается в центре внимания. Соответственно, и власть выглядит более понятной, привычной, близкой народу, не чуждой земных радостей. Периодические издания не приукрашивали образ главы государства, не скрывали заурядности его телесных черт.

67В свою очередь, эти изменения приводили к определенной девальвации и десакрализации власти :

  • 71 Пыжиков, Хрущевская « оттепель», c. 271.

Хрущев явно не обладал тем необходимым для послесталинского руководителя комплексом харизматических черт, в которых нуждалось централизованное под единым началом общество. Для большинства он ассоциировался, скорее, с типичным аппаратным чиновником, нежели лидером сверхдержавы, какой являлся СССР в 50‑е годы.71

Эта « народность», незамысловатость облика оборачивалась обратной стороной, ставя под сомнение его качества как руководителя. Так, например, А.С. Ахиезер полагал, что Хрущев

  • 72 А.С. Ахиезер, Россия : Критика исторического опыта, в 2 т., Новосибирск, 1997, т. 2, c. 584.

был слишком похож на простака с улицы, с которым можно было « сообразить на троих», чтобы люди могли поверить в его способность олицетворять высшую Правду.72

  • 73 Вот что, например, писала о Хрущеве известная правозащитница Л.М. Алексеева : « Я стала испытывать (...)

Отношение к Хрущеву и его реформам было двойственным : от восторженного до скептического73.

68По сравнению со строгими, застывшими фотопортретами Сталина, которых, к слову, было не так уж много, нынешняя власть репрезентировала себя более неформально — знаменитая широкополая шляпа Хрущева, летний белый костюм заменили военный френч.

  • 74 Д.В. Бальтерманц, « Кремле [Фото]», Советское фото, 1962, № 9, c. 16.

69Фотография могла изобразить советского вождя в домашней обстановке, читающим газету… Образ власти становится будничным, повседневным. Советское фото печатает снимок Дмитрия Бальтерманца, где Хрущев показан в Кремле в качестве прохожего, затерявшегося среди простых советских граждан74. Представители власти как будто становятся незаметными для окружающих, мимикрируют под обычных людей, не выделяются среди прочих, за исключением представительства на трибуне мавзолея или партийного съезда.

1 – Д. Бальтерманц, « В кремле », Советское фото, 1962, № 9, c. 16.

1 – Д. Бальтерманц, « В кремле », Советское фото, 1962, № 9, c. 16.
  • 75 О. Булгакова, Фабрика жестов, М., 2005, c. 276.

70Все чаще Хрущев и руководство страны изображались в движении, ‑ во время дискуссий, на улице, в мчащемся автомобиле. Движение становится приметой оттепельной власти, избегающей статичных образов. Впрочем, это характеризует время в целом : « Бег перестает быть отрицательным качеством и становится знаком юности (опять витальности, энергии, переполняющих тело эмоций)»75. Динамичность в качестве атрибута хрущевской эры можно противопоставить не только визуальной неподвижности сталинского периода, но и более ограниченному репертуару телесных выражений брежневского застоя, на первый план которого выходят аплодисменты и рукопожатия. Это в очередной раз подчеркивает культурную уникальность оттепели, определяет ее специфичность.

  • 76 В. Лебедев, « Дело мира, дело коммунизма непобедимо [Фото]», Советское фото, 1961, № 8, c. 5.

71Со второй половины 1950‑х годов камера начинает фиксировать эмоциональный жест высшего руководства. Изображение руководителя страны часто сопровождается оживленной жестикуляцией — не только аплодисментами, но и приветственным поднятием рук, их пожатием и размахиванием. Н.С. Хрущев разводит руками, сжимает кулаки, указывает пальцем, – тело власти предстает в постоянной динамике. Движение даже воспроизводится по кадрам, – любое изменение в выражении лица и жестикуляции становится существенным76. Подобная раскадровка публикуется и в иностранной прессе во время визита советского премьера в США. Подпись в журнале “United States news and World report» : « Хрущев в действии : смеется, хмурится, грозится, жестикулирует».

72На оттепельных снимках Н.С. Хрущев часто представлен смеющимся или широко улыбающимся. Вообще говоря, улыбка становится телесным знаком новой эпохи, эмоциональный накал которой заметно увеличивается по сравнению с началом 1950‑х годов. Чаще всего улыбаются в советской фотографии шестидесятых годов сам Н.С. Хрущев и космонавты, — любимые герои оттепели. Знаменитая улыбка Гагарина являлась символом сердечности, открытости, дружелюбия советского народа, борющегося « за мир во всем мире».

  • 77 « Пока шла предварительная встреча, фотокорреспонденты и кинооператоры, томящиеся в бездействии, бе (...)

73В оттепель возрастает индивидуальность каждого тела и внимание к его « экспрессивным» частям : к голове, лицу, глазам. Важную роль играют в кадре руки, которые люди протягивают для приветствия или пожатия. Это становится лейтмотивом в изображении оттепельной власти. Поднятые руки приобретают самодостаточность в репрезентации тела. Голосование — один из распространенных сюжетов. Лица и руки людей, снятые крупным планом, выносятся на обложку Советского фото. Хрущев постоянно изображается с поднятыми в приветственном жесте руками и шляпой, которая заменила собой ленинскую кепку и стала одним из атрибутов оттепельной власти. « Хрущевская шляпа» даже сама по себе становится объектом фотосессий77.

74Подобная фрагментация отчасти отсылает к стилистическим признакам « Культуры Один», к возвращению поэтики двадцатых годов, словно иллюстрируя политическое намерение вернуться к революционным истокам. Фотографические эксперименты первых лет советской власти, отвергнутые « Культурой Два», возвращаются в шестидесятые. Мир опять дробится, распадается на куски. В свою очередь, такое кадрирование акцентирует значимость индивидуального, эмоционально заряженного жеста, присущего новой эпохе. Наконец, подобная фрагментация тела, где его органы приобретают самодостаточность, свидетельствует о смене классической парадигмы, о переосмыслении субъектно‑объектной дихотомии, о рождении новых стратегий человеческой репрезентации.

75Журналы прибегают к « нарезкам» из фотографий, показывающих хронику событий. Жизнь страны предстает в виде новостного калейдоскопа, мозаики. Еще лучше непрерывность политического процесса демонстрируют фотографии, смонтированные в виде киноленты, как стоп‑кадры из фильма. Большое внимание уделяется стыковке снимков в рамках одной журнальной полосы. Снимки вступают в диалог между собой (например, говорящий Хрущев и внимающие ему слушатели). Умелый фотомонтаж сообщает новый смысл опубликованным фотографиям.

76Редакция Советского фото призывает уделять больше внимания фотожурналистике и даже поучиться определенным приемам у западных коллег :

  • 78 П. Сатюков, « Советский фотожурналист — правдивый летописец великой эпохи, разведчик будущего», Сов (...)

Фоторепортаж буржуазных журналистов всегда остро тенденциозен. Чтобы выразить тенденцию — именно ту, которую требуют их хозяева, — они удивительно зорко наблюдают, очень быстро выбирают нужный им момент и точку съемки, подчиняют все свое профессиональное мастерство выполнению поставленной задачи. Их снимки часто сделаны с большой выдумкой, изобретательностью. Весьма высока оперативность фоторепортажа, стремителен поиск новых тем. Повторяю, что, отвергая буржуазно‑сенсационный подход, который часто ведет буржуазного фоторепортера к грубому извращению важных явлений жизни, наши фоторепортеры могут кое‑что полезное взять от лучших фоторепортеров прессы западных стран. Советским фотожурналистам следует очень серьезно работать над повышением своего профессионального мастерства, разнообразием тематики, подумать о том, как сделать свои снимки художественно выразительными, доходчивыми для массового читателя78.

77Таким образом, перед фотографами была поставлена задача поиска новых форм выразительности. В качестве иллюстраций материала были опубликованы снимки Н.С. Хрущева, аплодирующего на Совещании представителей коммунистических и народных партий, а также пожимающего руки матросам (« Сердечная встреча»).

  • 79 [Автор текста не указан], « Страстная публицистика», Огонек, 1960, № 20, c. 20‑21 ; Е. Папп [Фото], (...)

78В Огоньке выходит статья « Страстная публицистика» с примерами наиболее удачных фотографий с выставки в Берлине. Среди них назван снимок, сделанный во время « задушевной встречи Никиты Сергеевича с венгерскими друзьями»79. « Сердечность», « задушевность», « страстность» – такими эпитетами журналисты подписывали фотографии и характеризовали происходящее в кадре общение.

Объятья и поцелуи : Сенсуализация власти

79Для оттепельной власти было важно телесное подтверждение декларируемых идей. Объятие и поцелуй становятся одним из способов их манифестации, через них изображаются и забота о населении страны, и помощь угнетенным народам Африки, и благодарность правительства за выполненное задание. Таким образом, на снимках шестидесятых годов поцелуй и объятие приобретают значение политического акта. Их смысл меняется от контекста, в зависимости от того, происходит ли действие во время официального собрания, при встрече с героями страны или с представителями той или иной группы.

80Поцелуй и объятие в фотографии шестидесятых принадлежат публичному пространству и часто происходят при свидетелях. Их рамкой выступают окружающие люди, простые граждане или высшее партийное руководство. Они являются референтами события, удостоверяют и контролируют его. С похожей картиной мы сталкиваемся в советском кино :

  • 80 Т. Дашкова, « Границы приватного в советских кинофильмах до и после 1956 года : Проблематизация пер (...)

Как правило, лю6овные отношения завязываются, развиваются и приходят к логическому завершению (свадьбе) прилюдно. Причем коллектив (бригада, цех, сослуживцы) не только выполняют роль комментирующего (хора), но и активно вмешиваются в ход событий, стимулируя главных героев к объяснениям и действиям.80

2 – В. Егоров, « Н.С. Хрущев и Фидель Кастро », Советское фото, 1960, № 11, 2-я стр. обложки.

2 – В. Егоров, « Н.С. Хрущев и Фидель Кастро », Советское фото, 1960, № 11, 2-я стр. обложки.
  • 81 А. Гаранин, « Советских гостей встречают члены единого сельскохозяйственного кооператива в селе Хын (...)

81Эпоха поцелуев началась отнюдь не с Л.И. Брежнева, как принято думать, а именно в оттепельное время. Тогда власть прибегает к эмоциональному выражению, к телесному контакту, будь то рукопожатие или объятие, к сердечному жесту. Она входит в соприкосновение с телами, становится чувственной, тактильной. Объятия становятся нормой на собрании официальных лиц, являясь свидетельством доверительности отношений, но также распространяются и на встречи Н.С. Хрущева с простыми людьми. Через прикосновение устанавливается связь с простым народом. На снимке А. Гаранина Хрущев обнимает женщину из сельскохозяйственного кооператива в селе Хынь в Чехословакии81. Бросается в глаза эмоциональность этого репортажного кадра. Первый секретарь ЦК КПСС, находящийся в гуще народной массы и приветствующий как близкого родственника незнакомого человека, здесь опознается как один из своих. Последующие сцены братания с народом также отличает ярко выраженный телесный контакт. Установка эпохи на « искренность» требовала подтверждения чувств соответствующими жестами. Посредством « искренности», выраженной телесно, проводился водораздел с предыдущим периодом с его застывшими позами и окаменелыми лицами.

82Схожий процесс можно наблюдать и в советском кино этого времени :

  • 82 Булгакова, Фабрика жестов, c. 276.

Выпрямленность спины, сжатые колени, неподвижные руки теперь оцениваются как знак « зажатости» и « формальности». Если раньше сдержанный жестовый язык начальника – знак его более высокой сознательности, то в фильмах шестидесятых это признак окостенелости или маски. Культ неформальности утверждается не агрессивно, а как освобождение из мускульного зажима82.

Разница поколений выражает себя через телесные предпочтения.

  • 83 [Автор текста не указан]. « Курс – разоружение, цель – мир и справедливость», [Автор снимков не ука (...)
  • 84 А. Невежин, « Поцелуй дружбы [Фото]», Советское фото, 1958, № 8, c. 2 обложки.

83Поцелуй чаще всего маркирует не любовь, а дружбу. Об этом говорят названия и подписи к снимкам. Характерный пример : « Еще один из бесчисленных знаков признательности и дружелюбия простых людей Соединенных Штатов. Американка украинского происхождения целует Н.С. Хрущева»83. При этом в поле зрения не попадают ни лицо самой американки, ни лицо Первого секретаря ЦК КПСС, от которого видна только лысина в кадре, — здесь важен сам факт поцелуя, взятый крупным планом. Фотография с названием « Поцелуй дружбы» изображает, как двое мужчин одновременно целуют девушку в обе щеки во время VI Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Москве84. Указание на дружбу должно убрать эротический подтекст и помочь правильной интерпретации изображения.

84Н.С. Хрущев и его окружение скрепляли договора и подтверждали свое дружелюбие многочисленными объятиями и поцелуями. Им вторила эпоха. Никита Сергеевич прижимал к груди первых космонавтов — Юрия Гагарина и Германа Титова (« Отеческие объятья»), те в свою очередь кидались в объятья друг друга (« Звездные братья»), а также родных и близких (« Радость встречи»). Примечательно, что названия снимков отсылают к родственным связям, — этим подчеркивалась теплота отношений, но в то же время указывалась их иерархия.

  • 85 За исключением товарищей по партии, которых Н.С. Хрущев целует « по‑братски» : « В путь, товарищи ! (...)
  • 86 В. Сметанин, « Отеческие объятья [Фото]», Советское фото, 1961, № 9, c. 2‑3.

85Так, например, объятья и поцелуи руководителя страны объявляются « отеческими»85. Под фотографией « Отеческие объятья», где он целует космонавта Титова86, приведено высказывание Хрущева :

Позвольте мне еще раз крепко обнять и расцеловать Вас, как верного, славного сына нашей Родины, нашей ленинской партии.

Или в другом случае :

  • 87 Е. Рябчиков, « Образ героя», Советское фото, 1961, № 7, c. 5.

Никита Сергеевич Хрущев, по‑отечески, душевно встретивший Юрия Гагарина на аэродроме, в троекратном русском поцелуе выразил всю полноту любви и уважения народа и партии к человеку, совершивший небывалый подвиг. Волнующие мгновения встречи Н.С. Хрущева с Юрием Гагариным запечатлели многие фотомастера87.

86Таким образом, объятия, изображенные на снимках, дублируются в названиях и подписях, становятся нормой для визуального и словесного выражения.

  • 88 Л. Великжанин, « На московском кинофестивале [Фото]», Советское фото, 1961, № 12, c. 4 обложки.
  • 89 [Автор снимка не указан] [Фото], Советское фото, 1963, № 3, c. 10.

87На обложке Советского фото выходит снимок Л. Великжанина с московского кинофестиваля, где Джина Лолобриджида целует Гагарина на глазах восторженной публики88. Важна оценка окружающих, которые смотрят на поцелуй с положительной эмоцией — одобрением, восхищением, пониманием. В другом кадре Гагарин прильнул к широкой груди Фиделя Кастро89.

  • 90 В. Лебедев, « Добрые руки [Фото]», Советское фото, 1964, № 6, цветная вкладка между c. 24‑25.

88Н.С. Хрущев также с подчеркнутым воодушевлением обнимает Фиделя Кастро, чернокожих парней, держит на руках бирманскую девочку и русского мальчика (« Добрые руки»)90. Помощь угнетенным африканским народам выражается в радушном жесте Хрущева, сгребающего чернокожих студентов в охапку. На Шестом фестивале молодежи и студентов происходит братание всех наций, но особое внимание уделяется выходцам из Африки ; так оказывается поддержка ее странам в борьбе с колониализмом.

89Оттепель культивирует чувственное отношение к миру. Режим показа поцелуев и объятий, дозволенность и запрет их в зависимости от ситуации создает сексуальное напряжение, привлекает к себе внимание :

  • 91 Фуко, Воля к знанию. История сексуальности, c. 123.

Само молчание, вещи, о которых отказываются говорить или которые запрещают называть, сдержанность, которая требуется от говорящих, — все это является не столько абсолютным пределом дискурса, другой стороной, от которой он якобы отделен жесткой границей, сколько элементами, функционирующими рядом со сказанными вещами, вместе с ними и по отношению к ним в рамках согласованных стратегий91.

  • 92 Ср. : « Власть, таким образом, взяв на себя заботу о сексуальности, берет на себя обязательство вхо (...)

90Это тактильность, явленная в кадре, призвана будоражить воображение зрителя и наделять власть сенсуальными характеристиками92. В отличие от образов обожествленного и деспотичного вождя в сталинский период, хрущевская власть цементирует общество не посредством страха и преклонения, а через апелляцию к чувственному.

91Важно отметить, что шестидесятые порождают иной тип чувственности, далекий от эротизма пышнотелых доярок или упругих спортсменок дейнековского образца, выражающий себя не только через противопоставление прежним телесным формам, но и через эмоциональный контакт и жест прикосновения. Власть распахивает свои объятия миру. Подобную сенсуализацию оттепельной власти можно рассматривать в качестве демонстрации семейственного принципа социальных отношений. Кроме того, здесь можно также усмотреть модус « искренности», его повышенный градус в сравнении с холодной сдержанностью сталинского канона.

« Цветное тело» и « черно‑белые» отношения оттепели

  • 93 « Д. Шоломович, Джавахарлал Неру среди детей на празднике Дюссера в Рам‑Лала [Фото]», Советское фот (...)
  • 94 В. Савостьянов, « Индийский гость [Фото]», Советское фото, 1958, № 12, c. 70.

92Начиная с 1955 года появляется большое количество фотографий, на которых советское руководство представлено во время правительственных визитов с людьми других рас и народов. Один из главных героев в этом ряду — премьер‑министр Индии Джавахарлал Неру, который становится персонажем многих оттепельных фотографий, в том числе и в Советском фото. Журнал публикует работу Д. Шоломовича, где Неру сидит на полу с индийскими детьми, скрестив ноги93. Такие снимки заостряли зрительское внимание на возможности иного представления власти. В другом случае Неру сфотографирован В. Савостьяновым в национальной одежде, едущим в вагоне московском метрополитена94. Автор здесь играет на сопоставлении традиционной культуры и технического прогресса.

  • 95 Д. Бальтерманц, А. Гаранин, В. Егоров, « Триумф дружбы и мира [Фоторепортаж]», Советская женщина, 1 (...)
  • 96 Н. Драчинский, « Кузнец мира», [Фото автора], Огонек, 1960, № 10, c. 1.

93Ответный визит советского правительства в Индию произошел в 1956 году. На фотографиях Д. Бальтерманца, А. Гаранина и В. Егорова в Советской женщине партийные товарищи предстают увешанными гирляндами из цветов, а Н.С. Хрущев запечатлен перед индийскими детьми, сложившим ладони в традиционном приветствии « намасте»95. На выставке народных ремесел в Джокьякарте на советского премьера, помимо пиджака и украинской рубахи, надета индонезийская юбка, которую носят мужчины96.

  • 97 Н. Драчинский, « Сердечные объятия братских народов», [Фото автора], Огонек, 1959, № 31, c. 3.

94Представая перед советским зрителем в костюмах народов мира, примеряя на себя разные культурные традиции, советская власть утверждает родство с ними, но вместе с тем в процессе перманентного переодевания она приобретает отчасти карнавальный характер. Впрочем, маскарадность власти относится не только к национальным культурам, но и к социальным и профессиональным стратам. Например, во время визита Н.С. Хрущева в Польшу ему присваивают звание почетного шахтера и подносят парадный костюм рабочего, обушок и лампочку. Снимок запечатлел советского лидера в парадной шахтерской шапке с перьями97.

  • 98 В. Лебедев, « Добрые руки [Фото]», Огонек, 1960, № 9, c. 4 (cм. также : Советское фото, 1964, № 6, (...)
  • 99 [Автор снимка не указан], Советский Союз, 1960, № 3, c. 3.
  • 100 Н. Драчинский, « Индия. Н.С. Хрущев среди жителей Суратгарха – большой сельскохозяйственной фермы. (...)
  • 101 В материалах о визитах Н.С. Хрущева во Францию и Америку также публиковались снимки советского прем (...)

95Отдельным сюжетом в репрезентации власти можно считать изображения Хрущева с детьми народов мира. Он держит на руках бирманскую девочку и русского мальчика98, идет за руку с детьми Сукарно99, в городе Сураттарха на коленях у него сидят маленькие индийцы, а позади стоят колоритные мужчины в тюрбанах100. Эти фотографии представляли Н.С. Хрущева в качестве « отца народов», а также « друга» и « брата», тем самым утверждая семейные связи между народами. Характерно, что кадры советского лидера с детьми появлялись фактически только в фотоотчетах о зарубежных визитах главы государства, являясь способом продемонстрировать интернациональный характер власти и « родительскую» опеку советского государства над другими народами101.

96Репрезентация советского лидера в качестве « отца народов», безусловно, отсылает к сталинскому периоду. Но Сталин изображался преимущественно с представителями среднеазиатских республик, с советскими гражданами, и то предпочтение отдавалось детям, а среди них маленьким девочкам. Таким образом, создавалась дистанция между ним и простыми смертными :

  • 102 Плампер, Алхимия власти. Культ Сталина в изобразительном искусстве, c. 110.

Присутствие девочек лучше передавало недосягаемость вождя : сильнее отделенные от него своим полом и возрастом, они лучше подчеркивали, как высоко он поднялся над прочими людьми.102

  • 103 Там же, c. 148. Сам « отец народов» нередко посещал проходившие в Москве « декады национального иск (...)

97Уникальность Сталина подчеркивалась через его композиционное местоположение, масштаб его фигуры по отношению к другим персонажам, цвет одежды, статичность позы, а также через его сопоставление с другими людьми в кадре, « которым приписывались негативные половины латентно существующих в культуре оппозиций»103.

  • 104 Там же, c. 75.
  • 105 Д. Якобашвили, « Чабан из Казбеги [Фото]», Советское фото, 1961, № 4, c. 1 обложки ; А. Раджабаев « (...)

98Среднеазиатские народы также выходят на авансцену советской фотографии в сталинский период, в середине 1930‑х годов. Их счастливые лица, младенцы на руках и экзотические фрукты выступали символом плодородия и изобилия советских республик104. Сталинские журналы регулярно обращались к многонациональному образу страны, с обложек которых смотрели девушки в традиционных народных костюмах. Но если раньше этничность представляла фигура целиком, то в оттепель ее часто заменяет лицо, снятое крупным планом105, в кадре становится меньше атрибутики и декораций.

99Снимки и подписи указывали на двойную идентичность представителей народов СССР. Помимо национальной характеристики, демонстрируемой в кадре, название часто отсылало к профессиональной занятости. Вообще для советской журнальной фотографии типична двойная укорененность человека, рождающая « колхозников‑гуцулов» и « киргизок‑комсомолок» :

  • 106 Е. Сальникова, Советская культура в движении : От середины 30‑х к середине 80‑х. Визуальные образы, (...)

Зафиксировано как бы двойное гражданство, двойное происхождение индивида. Разные народности и люди разных профессий словно рождаются заново, становясь еще кем‑то, в контексте официально одобренных идеологических союзов и занятий в СССР. Есть в таком двойном акценте на национальности и на преданности новому строю двойственность неоколониального сознания106.

  • 107 Я. Рюмкин, « По народному обычаю на вокзале дорогому гостю Н.С. Хрущеву поднесли пиалу с шербетом» (...)

100Родство и дружба, многонациональный характер власти, подчеркиваются в хрущевское время через обращение советских чиновников к народным обычаям и практикам. Например, во время визита в Азербайджан Н.С. Хрущев изображен пьющим из пиалы шербет107. Еда здесь означена как способ приобщения к другой культуре.

  • 108 В фотомонтаже Г. Клуциса « Да здравствует СССР – отечество трудящихся всего мира» 1930 года мы встр (...)

101Интернациональную дружбу и сплоченность мирового пролетариата в советской иконографии символизировали представители трех разных рас108. Этот сюжет, восходящий к изображениям поклонения волхвов, встречается и в сталинское время, но именно в оттепель с ее интересом к инаковости, к другим телесным практикам, он становится центральным. Мало того, что Н.С. Хрущев регулярно появляется на снимках с жителями третьего мира, меняется также характер взаимодействия между ними и главой советского государства. Общение в кадре выглядит почти панибратским, более « свойским» и эмоциональным.

  • 109 В. Лебедев, « Республика Индия. На гражданском приеме, состоявшемся в Калькутте в честь Н.С. Хрущев (...)

102С каждым годом оттепели снимки становятся всё выразительнее, от протокольных фиксаций фотографы переходят к символическому обобщению, в том числе и в репортажах. Миролюбие советского лидера, помимо детей на коленях, изображал голубь в руках. На снимке В. Лебедева, опубликованном в разных изданиях, образ борца за мир создается при помощи белого голубя, которого держит Никита Сергеевич, и находящегося рядом с ним индийца109.

  • 110 [Автор текста не указан], « Курс – разоружение, цель – мир и справедливость», Советский Союз, 1960, (...)
  • 111 [Автор снимка не указан], « В перерыве между заседаниями. Главы правительств СССР и Республики Того (...)
  • 112 [Автор снимка не указан], « Н.С. Хрущев и Президент Гвинейской Республики Секу Туре [Фото]», Советс (...)
  • 113 [Автор текста не указан], « СССР – Африка / Бергольцев Л. В президиуме митинга дружбы между народам (...)

103Первые снимки Н.С. Хрущева с представителями негритянской расы носят еще протокольный характер. Но с 1960 года эти фотографии отличает уже большая эмоциональность, возрастающая с каждым номером. Если судить по фотографиям, то Хрущев, решивший « похоронить проклятый человечеством колониализм»110, ни одну правительственную делегацию не встречает с такой радостью, как гостей из Африки. Никита Хрущев смотрит в глаза и улыбается Сильванусу Олимпио, главе правительства Того111, держит за руку Президента Гвинейской Республики Секу Туре112, в победном жесте поднимает руки членов правительства Республики Мали, одетых в национальное платье113.

  • 114 С. Смирнов, « Без названия [Фото]», Советское фото, 1961, № 10, c. 2.

104Советское фото как художественное издание позволяет себе остановиться на более эмоциональных моментах. На снимке Сергея Смирнова Н.С. Хрущев обнимает чернокожих парней, одетых в белую одежду114. Все трое счастливо улыбаются. Композиция кадра строится на сопоставлении черного и белого. При этом Хрущев занимает центральную позицию, уравновешивая снимок.

105Несмотря на мороз, африканцы в СССР счастливы : их согревает дружба. Об этом говорит подпись под снимком со спускающимся по трапу самолета чернокожим мужчиной в пальто :

  • 115 [Автор текста не указан], Советский Союз, 1959, № 12, c. 3.

Дружба теплее солнца. В справедливости этих слов убедились наши гости из Африки — Президент и Председатель правительства Гвинейской Республики Саку Туре и сопровождавшие его лица. Во время путешествия по СССР они повсюду находили радушие и гостеприимство115.

106Репортажи из стран Азии и Африки делали акцент на экзотичности, представляя их народы в карнавальном аспекте. Репрезентация жителей Третьего мира в оттепельных журналах демонстрирует покровительственное к ним отношение. В этом снисхождении, в виде протянутой руки помощи, обретается образ дружелюбного Другого для выстраивания иерархии и обеспечения культурной гегемонии социалистического общества.

Советская власть на экспорт

107Почти все материалы о пребывании советского правительства за границей строятся по следующей схеме : в репортаже показаны представители СССР вместе с лидерами принимающей страны, заседание, людские массы, приветствующие высоких гостей (общий план сверху), часто дается крупный план нескольких человек из толпы, посещение культурных достопримечательностей, знакомство с местными национальными традициями. В журнале может быть представлена укороченная версия, где выбраны 2‑3 сюжета, или предложен наиболее полный вариант.

108В фотографиях уже упоминавшегося в статье первого в истории советско‑американских отношений визита главы советского государства Н.С. Хрущева в США присутствует весь спектр этих репрезентаций.

3 – Советский Союз, 1960, № 5, c. 31.

3 – Советский Союз, 1960, № 5, c. 31.
  • 116 В.М. Зубок, Неудавшаяся империя : Советский Союз в холодной войне от Сталина до Горбачева, М., 2011 (...)

109В хрущевскую эпоху в средствах массовой информации уживались два представления о США : наряду с образом врага конструировалось и положительное представление об Америке, где живут простые американцы, рабочие и фермеры, друзья советского народа116.

  • 117 [Автор снимка не указан, предположительно Анатолий Гаранин], Советский Союз, 1959, № 11, c. 26.

110Толпы встречающих людей, приветствующих и протягивающих для пожатия руки, многочисленные репортеры с камерами, — вот визуальный ряд материалов о поездке советского правительства. Снимки людской массы монтируются на журнальной полосе со снимками Хрущева, приветствующего народ. Советского главу сопровождает кортеж из правительственных машин, сам он едет в открытом автомобиле, откуда машет американцам. В другом случае Хрущев изображается в сердцевине народной гущи и держит на руках ребенка, пожимает руки, общается с собравшимися : « Глава Советского правительства нашел ключ к сердцам американцев. Чем дальше длилась поездка, тем горячее становился прием, оказываемый ему простыми людьми Америки»117.

  • 118 « А. Новиков, Н.С. Хрущев и Д. Эйзенхауэр [Фото]», Огонек, 1959, № 39, c. 2. Похожие кадры потом по (...)

111Фотографии визита в Америку отличаются повышенным градусом эмоциональности. На всех американских снимках Хрущев улыбается или смеется, поднимает в приветственном жесте руки, размахивает шляпой. При этом план укрупняется, камера приближается к своему герою, и зритель может его внимательно рассмотреть. Фотографии не скрывают телесных особенностей Первого секретаря ЦК КПСС, которые могли бы показаться неприглядными. Перед зрителями живой человек со своими характерными чертами, такими как лысина и выпирающее брюшко. Наоборот, эти качества берутся на вооружение и обыгрываются, как, например, в кадре Андрея Новикова, где Н.С. Хрущев и Д. Эйзенхауэр сняты в таком ракурсе, что лысые головы двух руководителей показаны в профиль одна над другой118.

  • 119 Э. Канетти, С. Московичи, Монстр власти, М., 2009, c. 9.
  • 120 Владислав Зубок пишет о том, что поведение Хрущева во время зарубежных поездок отличалось демократи (...)
  • 121 А. Новиков [Фото], Огонек, 1959, № 41, c. 3. См. также : « А. Гаранин [Фото]», Советский Союз, 1959 (...)
  • 122 « В. Егоров» [Фото], Огонек, 1959, № 40, c. 5.
  • 123 [Автор снимка не указан], Советский Союз, 1959, № 11, c. 34‑35.
  • 124 Там же, c. 38.

112Любой вождь персонифицирует массу, « дает ей свое имя, свое лицо и свою активную волю»119. Хрущев представляет повседневный образ власти, через который народ узнает сам себя. Фотографии делают акцент на демократичности120 советского премьера, вкушающего прелести американского образа жизни. Вот он с подносом в заводском кафетерии121, вот в универсальном магазине самообслуживания122. На заводе Н.С. Хрущев размахивает кепкой, полученной в подарок от рабочего, которому он взамен подарил шляпу123. На ферме он снят крупным планом, сжимающий в руках кукурузный початок124.

  • 125 А. Гаранин, « В гостинице “Уолдорф‑Астория” Н.С. Хрущева посетил губернатор штата Нью‑Йорк Н. Рокфе (...)
  • 126 [Автор снимка не указан], Советский Союз, 1959, № 11, c. 28‑29.

113Помимо этих примет обыденности, лидеры советской власти осваивают и обратный полюс репрезентации, обретая в этих репортажах светский ракурс. Это заметно по снимкам с торжественных церемоний, где Хрущев встречается с первыми лицами Америки. Так, например, Н.С. Хрущев и Д. Эйзенхауэр сфотографированы вместе со своими супругами во время обеда в советском посольстве. Торжественный дресс‑код, вечернее платье первой леди Америки, « бабочка» президента помещают советских руководителей в новый контекст светской жизни. При этом на снимках Хрущев идет под руку с госпожой Эйзенхауэр, а президент Америки сопровождает Нину Петровну. В Советском Союзе появился снимок Н.С. Хрущева с Н. Рокфеллером, губернатором штата Нью‑Йорк, где они оживленно общаются друг с другом125. Тут же присутствует семья Никиты Сергеевича : Нина Петровна, сын Сергей и дочь Рада. Советский Союз опубликовал снимок Хрущева в Голливуде, где он изображен вместе с девицами из кабаре, выступившими по поводу его приезда126. На соседнем кадре — Мэрилин Монро во время обеда в честь Н.С. Хрущева. Эти снимки появились только в этом журнале, предназначавшемся на экспорт.

114Несмотря на то, что фотографии американского визита Н.С. Хрущева укладываются в общую схему освещения зарубежных правительственных поездок, они отличаются повышенной эмоциональностью и выразительностью. Снимки, под которые отводятся все больше журнальной площади, делают акцент на индивидуальности советского премьера, на его телесных особенностях, которые теперь попадают в фокус внимания репортера.

Заключение

115Циркуляция и воспроизводство образов власти в советских журналах оттепели представляют культурные стратегии данного периода. Так эмоциональные жесты Хрущева обусловливают рамки допустимого в репрезентации. Умножающие себя в многочисленных тиражах, повторяемые в разных изданиях, они становятся визуальным клише эпохи.

  • 127 Указание авторства снимков также зависело от контекста публикации. Если фотография появлялась в худ (...)

116Гетерогенность журнальной фотографии шестидесятых обнаруживает себя в сочетании разных канонов. Оттепель во многом артикулирует процессы, которые начались еще в предыдущий период, но вместе с тем постепенно видоизменяет нормы сталинских лет. Визуальная традиция прежнего времени, сохранившаяся до поры в некоторых изданиях, соседствовала с новыми « прогрессивными» тенденциями, которые ярче всего были выражены в журнале Советский Союз, выпускавшемся на экспорт. Но даже отдельно взятое издание не было однородным, а варьировалось от номера к номеру. Более того, в одном и том же журнальном выпуске можно обнаружить как консервативные, так и новаторские приемы, что зависело от тематики и автора снимка127. Таким образом, визуальная продукция в одних случаях сохраняла черты сталинского времени, а в других – соответствовала новой поэтике шестидесятых годов.

117Оттепель меняет экспрессивный фон, на котором разворачивается репрезентация власти. Эпоха предпочитает тактильность, заполняя фотографическую плоскость народными толпами и политическими объятиями, и повышает градус демонстрируемых в кадре чувств. Сопровождающий снимки текст дает « ключ» к нужному прочтению изображения, регулируя также степень и оттенок эмоционального жеста.

118У власти оттепели появляется совершенно другое лицо, не застывшее в чеканных профилях Маркса, Энгельса и Ленина, не окаменевшее в маскоподобных портретах Сталина. Их сменяет живое лицо со своими непосредственными выражениями. Власть предстает динамичной, в движении, активно меняющейся.

119Одежда и телесные практики других культур, к которым советский аппарат прибегает в своих зарубежных поездках, являются способом не только заявить об интернациональных принципах, но также интегрировать другие народы в большую советскую семью. Власть мимикрирует, встраиваясь в чужеземные традиции, но, в свою очередь, представляет людские массы на снимках в качестве зеркала, умножающего свой жест. Тело Другого становится полигоном, через которое конституируется идеология.

120Изменение политического режима в шестидесятые годы тесно связано с развитием информационных технологий. Представления о норме меняются не только в результате новых эстетических пристрастий и влияния зарубежного искусства и прессы, но и вследствие расширения медиальной структуры : увеличения продукции, появления новых средств массовой информации, распространением фотолюбительского движения.

  • 128 Плампер, Алхимия власти. Культ Сталина в изобразительном искусстве, c. 27‑28.

121На смену живописным портретам приходит фотография, которая также расширяет к этому времени арсенал технических средств. Ян Плампер пишет о том, что существенное влияние на репрезентацию власти оказывают свойства различных носителей : так в свое время фотографии царя Николая II воспринимались в качестве обыденных по сравнению с картинными образцами, что повлекло за собой девальвацию образа императора и внесло определенный вклад в свержение монархии128. Похожий эффект можно наблюдать и в правление Хрущева. Использование широкоугольной оптики, массовое тиражирование образов власти меняют ее статус на более повседневный. К этому же стоит отнести казуальный характер одежды, а также оживленную жестикуляцию, которая шла вразрез с устоявшимися репрезентациями советского вождя. Все вместе это повлекло за собой размывание прежних стандартов и сформировало канон оттепели.

122Постепенно медиа из средства контроля и пропаганды становится контрагентом, своего рода лазейкой в мир капиталистических грез и сексуальной свободы. Медийный бум – одна из причин динамичного развития диссидентского движения в годы оттепели. Важную роль здесь нужно отвести стремительному распространению визуальной информации, более амбивалентной, а потому сложнее подающейся цензуре, чем текст. Появление армии фотолюбителей, большого количества иллюстрированных изданий, расцвет кинематографа неразрывно связаны с « потеплением» в политике, в свою очередь находившей в этих феноменах свое основание.

Haut de page

Notes

1 М. Фуко, Воля к знанию : История сексуальности, (т. 1), Воля к истине : по ту сторону знания, власти и сексуальности. Работы разных лет, М., 1996, c. 193.

2 Подробнее об этом см. : Е.И. Викулина, « Тело “оттепели” : Взгляд фотолюбителя», в Визуальные аспекты культуры, Ижевск, 2005, c. 136‑142.

3 Р. Сарторти, « Фотокультура II, или “верное видение”», в Х. Гюнтер и С. Хэнсген, ред., Советская власть и медиа : Сб. Статей, СПб., 2005, c. 153.

4 Программным манифестом эпохи стала статья В. Померанцева « Об искренности в литературе», опубликованная в декабре 1953 года в журнале Новый мир. Она была направлена против « критики бесконфликтности» и « лакировки действительности», что выражалось, по мысли автора, в построении « потемкинских деревень», а также в подборе такого сюжета, где « заливные поросята и жареные гуси не подаются, но и черный хлеб убирается», или где вся проблематика темы остается за бортом (Л.А. Сидорова Оттепель в исторической науке : Советская историография первого послесталинского десятилетия, М., 1997, c. 31‑32.)

5 См., например, архив А. Суткуса (A. Sutkus, Kasdienybės archyvai : 1959‑1993 : nepublikuotos fotografijos = Daily life archives : 1959‑1993 : unpublished photographs, by : Sutkus, Antanas, Vilnius, 2003).

6 Т. Горяева, Политическая цензура в СССР, 191 ‑1991 гг, М., 2009, c. 316.

7 А. Пыжиков, Хрущевская « оттепель», М., 2002, c. 141.

8 Е. Викулина, « Александр Слюсарев (9 октября 1944 – 23 апреля 2010) : Рассуждения о фотографии и не только», Photographer.ru. 23 апреля 2011 г. (http://www.photographer.ru/cult/person/5174.htm).

9 В частности, об этом свидетельствуют Борис Михайлов и Александр Слюсарев : Е. Викулина, « Игра в фотографию. Борис Михайлов – о том, как все начиналось и что из этого вышло», Photographer.ru. 31 июля 2008 г. (http://www.photographer.ru/cult/person/3287.htm) и « Александр Слюсарев (9 октября 1944 – 23 апреля 2010) : Рассуждения о фотографии и не только».

10 Пыжиков, Хрущевская « оттепель», c. 144.

11 ГАРФ (Государственный архив Российской Федерации), ф. 9425, oп. 2, д. 285, л. 64.

12 Так, например, в 1955 году в Литовской ССР стали выпускать медицинский журнал « Свейкагос апсауга» / « Охрана здоровья» на литовском языке, периодичностью один раз в месяц, объемом 3 печатных листа, тиражом 6 тысяч экземпляров (ГАРФ, ф. 9425, oп. 2, д. 234, л. 87.). Медицинские периодические издания на русском языке выходили большими тиражами. Журнал « Здоровье» в 1960 году выпускался тиражом уже в 700 000 экземпляров, « Фельдшер и акушерка» ‑ 150 000, « Медицинская сестра» ‑ 140 000 (ГАРФ, ф. 9425, oп. 2, д. 317, л. 36‑37). Тираж газеты « Медицинский работник» в 1958 году составлял 350 тысяч экземпляров (ГАРФ, ф. 9425, oп. 2, д. 285, л. 11).

13 ГАРФ, ф. 9425, oп. 2, д. 317, л. 47‑48.

14 Ее тираж 30 тысяч экземпляров, периодичность – два раза в неделю, объем – восемь полос половинного формата газеты « Правда».

ГАРФ, ф. 9425, oп. 2, д. 233, л. 92.

15 ГАРФ, ф. 9425, oп. 2, д. 233, л. 40, 88.

16 В министерских жалобах приводятся следующие цифры : в СССР насчитывается всего 5 366 типографий, в том числе 300 книжно‑журнальных, в то время как в США (по данным 1939 года) функционировало 22 186 полиграфических предприятий, в их числе 1 440 книжно‑журнальных (ГАРФ, ф. 9425, oп. 1, д. 214, л. 56.)

17 ГАРФ, ф. 4851, oп. 5, д. 583, л. 51‑56.

18 ГАРФ, ф. 4851, oп. 5, д. 583, л. 57‑59.

19 Г. Абрамов, « Этапы развития советского фотоаппаратостроения», Этапы развития отечественного фотоаппаратостроения. 01.04.2014 (http://www.photohistory.ru/1207248170259168.html).

20 И.В. Нарский, Фотокарточка на память : Семейные истории, фотографические послания и советское детство (Автобио‑историо‑графический роман), Челябинск, 2008, c. 320.

21 РГАЛИ (Российский государственный архив литературы и искусства), ф. 2329, oп. 2, д. 369, л. 17‑26, 28, 37.

22 РГАЛИ ф. 2329, oп. 2, д. 261, л. 100.

23 Там же, л. 102, 105.

24 ГАРФ, ф. 8581, oп. 2, д. 436, л. 8.

25 ГАРФ, ф. 8581, oп. 2, д. 437, л. 47‑48.

26 Пыжиков, Хрущевская « оттепель», c. 145.

27 О. Хархордин, Обличать и лицемерить, СПб., 2002, c. 389, 392.

28 Т. Горяева, Политическая цензура в СССР, 1917‑1991 гг., М., 2009, c. 321.

29 ГАРФ, ф. 9425, oп. 1, д. 912, л. 3.

30 Там же, oп. 2, д. 235, л. 3.

31 ГАРФ, ф. 9425, oп. 1, д. 909, л. 287.

32 Там же, oп. 2, д. 235, л. 44‑45.

33 Там же, д. 285, л. 3.

34 Там же, oп. 1, д. 909, л. 288.

35 Огонек, 15 марта 1953, № 11.

36 На вопрос о преемнике Сталина Г.М. Маленков ответил : « Никто один не смеет, не может, не должен и не хочет претендовать на роль преемника. Преемником великого Сталина является крепко сплоченный, монолитный коллектив руководителей партии...» (Ю.В. Аксютин, Хрущевская « оттепель» и общественные настроения в СССР в 1953‑1964 гг., М., 2004, c. 46).

37 Снимок был напечатан в газете Правда : [Автор снимка не указан], Правда, 7 марта 1953, № 66 (12634), c. 2 ; перепечатан в журнале Советский Союз : [Автор снимка не указан], Советский Союз, 1953, № 3, c. 2.

38 Л.А. Опенкин, Оттепель : Как это было (1953‑1955 гг.), М., 1991, c. 45‑46.

39 А. Устинов, Ф. Кислов [Фото], Правда, 8 марта 1953, № 67 (12635), c. 1 ; Правда, 9 марта 1953, № 68 (12636), c. 1.

40 Ф. Кислов, И.В. Товарищи, Сталин, Мао Цзе‑дун и Г.М. Маленков. Снимок сделан 14 февраля 1950 года во время подписания Советско‑Китайского Договора о дружбе, союзе и взаимной помощи [Фото], Правда, 10 марта 1953, № 69 (12637).

41 Опенкин, Оттепель : Как это было (1953‑1955 гг.), c. 35. Указывая на пагубность культа личности, Маленков не претендует на роль вождя, считая, что преемником Сталина является сплоченный коллектив руководителей партии (Там же, c. 50).

42 Там же, c. 34.

43 Там же, c. 51, 55.

44 Ряд признаков указывает на то, что уже через год после смерти Сталина власть стала сосредотачиваться в руках Хрущева. Так с февраля 1954 года он занимает центральное место в президиуме Большого Кремлевского Дворца, которое раньше « принадлежало» Маленкову. После ухода Маленкова с поста руководителя правительства первенство одно время отдавали его новому главе Булганину, но вскоре Хрущев определяется как политический лидер страны (Опенкин, Оттепель : Как это было (1953‑1955 гг.), c. 53, 60).

45 [Автор снимка не указан]. Первый секретарь Центрального Комитета Коммунистической партии Советского Союза Н.С. Хрущев [Фото], Советский Союз, 1954, № 4, c. 4. Эта же фотография, приуроченная ко дню рождения Н.С. Хрущева, публикуется в цветном варианте в журнале Огонек ([Автор снимка не указан]. Никита Сергеевич Хрущев. К 60‑летию со дня рождения [Фото], Огонек, 1954, № 16. Цветная вкладка между c. 8‑9).

46 [Автор снимка не указан]. Иосиф Виссарионович Сталин. К годовщине со дня смерти [Фото], Советский Союз, 1954, № 3, c. 1.

47 Ж. Ле Гофф, Н. Трюон, История тела в средние века, М., 2008, c. 144.

48 Я. Плампер, Алхимия власти : Культ Сталина в изобразительном искусстве, М., 2010, c. 51, 69.

49 « Тогда ведь еще действовало распоряжение, подписанное Сталиным : экономно расходовать газетную площадь. Действовало в полной мере. А там значилось : никаких иллюстраций, заголовки определенным шрифтом, в верхний правый угол – сообщения ТАСС, в нижний левый – сообщения с мест, и тому подобное» (Р.Н. Аджубей, « Решающий шаг был сделан», Пресса в обществе (1959‑2000), М., 2000, c. 25).

50 Е. Владимиров, « Фотопортреты И.В. Сталина», Советское фото, 1941, № 5, c. 15.

51 Сарторти, « Фотокультура II, или “верное видение”», c. 157.

52 Е. Добренко, « Потребление производства, или иностранцы в собственной стране» в Гюнтер и Хэнсген, ред.,Советская власть и медиа : Сб. Статей, c. 173‑174.

53 Сарторти, « Фотокультура II, или “верное видение”», c. 156 ; Добренко, « Потребление производства, или иностранцы в собственной стране», c. 174.

54 Так, по мнению Яна Плампера, новые средства пропаганды (среди которых отмечается широкое использование печати, фотография, кинематограф, сувенирная продукция) во многом ответственны за десакрализацию императора Николая II (Плампер, Алхимия власти : Культ Сталина в изобразительном искусстве, c. 26‑28).

55 Н. Драчинский, « Кузнец мира», Огонек, 1960, № 10, c. 1.

56 М. Харламов, О. Вадеев, Лицом к лицу с Америкой : Рассказ о поездке Н.С. Хрущева в США, 15‑27 сентявря 1959 года, М., 1960, c. 456.

57 Харламов, Вадеев, Лицом к лицу с Америкой c. 460.

58 [Автор текста не указан], Советский Союз, 1959, №. 11, c. 44.

59 [Автор текста не указан], « Пресс‑конференция на колесах», Советский Союз, 1960, № 5, c. 27.

60 Я. Рюмкин, Л. Литовченко, « На дальнем востоке и Сибири [Фоторепортаж]», Огонек, 1959, № 43, c. 5.

61 Я.Б. Давидзон, « Пребывание товарища Н.С. Хрущева на строительстве Киевской ГЭС в 1961 году. Сын строителя, юный фотолюбитель Витя Бабич фотографирует дорогого гостя [Фото]», Советское фото, 1962, № 6, c. 16.

62 [Автор снимка не указан]. « Н.С. Хрущев и Фидель Кастро посетили конный завод в Подмосковье. Малыш фотографирует Фиделя Кастро [Фото]», Советский Союз, 1964, № 2, c. 3.

63 В. Егоров, « Фидель Кастро в Советском Союзе. Май, 1963 г. [Фото]», Советское фото, 1963, № 7, c. 1 обложки.

64 М. Швартц, « Последний рывок : Интимная жизнь космонавтов в советской популярной культуре и научной фантастике», СССР. Территория любви : Сб. Статей, М., 2008, c. 171.

65 Там же, c. 175.

66 В. Песков, « Успехов и счастья первооткрывателям звездных дорог ! [Фото]», Советское фото, 1964, № 1, c. 2 обложки.

67 I. Kohonen, « The Space Race and Soviet Utopian Thinking», Sociological Review, 57, 2009, c. 123.

68 H. Goscilo, « Post‑ing the Soviet Body as Tabula Phrasa and Spectacle», в Andreas Schönle, ed., Lotman and Cultural Studies : Encounters and Extensions, Madison, 2006, c. 261‑262.

69 « As a material entity Lenin was short, small‑eyed, balding man, plagued by atherosclerosis, migraines, and, toward the end, paralysis, dementia, and hallucinations. […] Lenin’s successor was a stocky, swarthy, pockmarked Georgian, with a partly deformed left arm, and reportedly, a webbed left foot. Conversion of both unprepossessing figures into the Leaders’ sublime bodies necessitated representational techniques nowadays associated primarily with Hollywood celebrities» (Там же, c. 261).

70 Goscilo, « Post-ing the Soviet Body as Tabula Phrasa and Spectacle», c. 262-263.

71 Пыжиков, Хрущевская « оттепель», c. 271.

72 А.С. Ахиезер, Россия : Критика исторического опыта, в 2 т., Новосибирск, 1997, т. 2, c. 584.

73 Вот что, например, писала о Хрущеве известная правозащитница Л.М. Алексеева : « Я стала испытывать симпатии к Хрущеву только после его отставки в 1964 году. Пока он был у власти, он нас раздражал. И меня, и моих друзей многое возмущало ‑ дурацкие склоки с Никсоном, скандальное выступление в ООН (когда он стучал ботинком по трибуне и обещал показать всем « кузькину мать»), смехотворные прожекты догнать и перегнать Америку по производству молока и мяса на душу населения, безграмотные суждения об искусстве, нападки на писателей, чьи работы якобы « недоступны простому народу», и, конечно, позорная травля Пастернака после публикации в Италии романа “Доктор Живаго”» (Л. Алексеева, П. Голдберг, Поколение оттепели, М., 2006, c. 111).

74 Д.В. Бальтерманц, « Кремле [Фото]», Советское фото, 1962, № 9, c. 16.

75 О. Булгакова, Фабрика жестов, М., 2005, c. 276.

76 В. Лебедев, « Дело мира, дело коммунизма непобедимо [Фото]», Советское фото, 1961, № 8, c. 5.

77 « Пока шла предварительная встреча, фотокорреспонденты и кинооператоры, томящиеся в бездействии, без конца фотографировали чью‑то шляпу, оставленную в машине советской делегации, предполагая, что она принадлежит Н.С. Хрущеву» (Н. Драчинский, « Совещание в верхах сорвано правительством США», Огонек, 1960, № 21, c. 2).

78 П. Сатюков, « Советский фотожурналист — правдивый летописец великой эпохи, разведчик будущего», Советское фото, 1961, № 1, c. 1.

79 [Автор текста не указан], « Страстная публицистика», Огонек, 1960, № 20, c. 20‑21 ; Е. Папп [Фото], Огонек, 1960, № 20, c. 20‑21.

80 Т. Дашкова, « Границы приватного в советских кинофильмах до и после 1956 года : Проблематизация переходного периода», СССР. Территория любви : Сб. Статей, c. 149.

81 А. Гаранин, « Советских гостей встречают члены единого сельскохозяйственного кооператива в селе Хынь [Фото]», Советский Союз, 1957, № 8, c. 1.

82 Булгакова, Фабрика жестов, c. 276.

83 [Автор текста не указан]. « Курс – разоружение, цель – мир и справедливость», [Автор снимков не указан]. [Фото], Советский Союз, 1960, № 10, c. 3.

84 А. Невежин, « Поцелуй дружбы [Фото]», Советское фото, 1958, № 8, c. 2 обложки.

85 За исключением товарищей по партии, которых Н.С. Хрущев целует « по‑братски» : « В путь, товарищи ! До свиданья, – говорит Никита Сергеевич, крепко, по‑братски обнимая и троекратно целуя каждого из окружающих его товарищей – руководящих деятелей Коммунистической партии и Советского государства» (Харламов, Вадеев Лицом к лицу
с Америкой : Рассказ о поездке Н.С. Хрущева в США, c. 46‑47).

86 В. Сметанин, « Отеческие объятья [Фото]», Советское фото, 1961, № 9, c. 2‑3.

87 Е. Рябчиков, « Образ героя», Советское фото, 1961, № 7, c. 5.

88 Л. Великжанин, « На московском кинофестивале [Фото]», Советское фото, 1961, № 12, c. 4 обложки.

89 [Автор снимка не указан] [Фото], Советское фото, 1963, № 3, c. 10.

90 В. Лебедев, « Добрые руки [Фото]», Советское фото, 1964, № 6, цветная вкладка между c. 24‑25.

91 Фуко, Воля к знанию. История сексуальности, c. 123.

92 Ср. : « Власть, таким образом, взяв на себя заботу о сексуальности, берет на себя обязательство входить в соприкосновение с телами ; она ласкает их глазами ; она интенсифицирует определенные их области ; она драматизирует беспокоящие моменты. Она берет сексуальное тело в охапку. Это, несомненно, повышение эффективности и расширение контролируемой области. Но это также сенсуализация власти и выгода для удовольствия» (Там же, c. 144).

93 « Д. Шоломович, Джавахарлал Неру среди детей на празднике Дюссера в Рам‑Лала [Фото]», Советское фото, 1957, № 2, вкладка между c. 72‑73.

94 В. Савостьянов, « Индийский гость [Фото]», Советское фото, 1958, № 12, c. 70.

95 Д. Бальтерманц, А. Гаранин, В. Егоров, « Триумф дружбы и мира [Фоторепортаж]», Советская женщина, 1956, № 2, c. 6.

96 Н. Драчинский, « Кузнец мира», [Фото автора], Огонек, 1960, № 10, c. 1.

97 Н. Драчинский, « Сердечные объятия братских народов», [Фото автора], Огонек, 1959, № 31, c. 3.

98 В. Лебедев, « Добрые руки [Фото]», Огонек, 1960, № 9, c. 4 (cм. также : Советское фото, 1964, № 6, вкладка между c. 24‑25).

99 [Автор снимка не указан], Советский Союз, 1960, № 3, c. 3.

100 Н. Драчинский, « Индия. Н.С. Хрущев среди жителей Суратгарха – большой сельскохозяйственной фермы. Все машины для этой фермы подарены Советским правительством [Фото]», Огонек, 1960, № 18, цветная вкладка между c. 8‑9.

101 В материалах о визитах Н.С. Хрущева во Францию и Америку также публиковались снимки советского премьера с детьми, а журналисты описывали эти встречи в тексте : « Никита Сергеевич охотно разговаривал с детьми, брал малышей на руки, по‑отцовски ласкал их» (Б. Иванов, « Барометр идет на ясно», Огонек, 1959, № 41, c. 7).

102 Плампер, Алхимия власти. Культ Сталина в изобразительном искусстве, c. 110.

103 Там же, c. 148. Сам « отец народов» нередко посещал проходившие в Москве « декады национального искусства», и даже появлялся там в фольклорном костюме (Там же, c. 75‑76). При этом этническая принадлежность самого вождя никогда не подчеркивалась кроме как в Грузии : его репрезентации носили наднациональный характер и представляли весь Советский Союз (Там же, c. 77).

104 Там же, c. 75.

105 Д. Якобашвили, « Чабан из Казбеги [Фото]», Советское фото, 1961, № 4, c. 1 обложки ; А. Раджабаев « Молодая колхозница [Фото]», Советское фото, 1964, № 10, c. 1 обложки.

106 Е. Сальникова, Советская культура в движении : От середины 30‑х к середине 80‑х. Визуальные образы, герои, сюжеты, М., 2010, c. 56.

107 Я. Рюмкин, « По народному обычаю на вокзале дорогому гостю Н.С. Хрущеву поднесли пиалу с шербетом» [Фото], Огонек, 1960, № 18, c. 2.

108 В фотомонтаже Г. Клуциса « Да здравствует СССР – отечество трудящихся всего мира» 1930 года мы встречаем шагающих в ряд представителей четырех рас – европеоидной, негроидной, монголоидной и веддоидной (Margarita Tupitsyn, Gustav Klucis and Valentina Kulagina : Photography and Montage After Constructivism, New York – Gottingen, 2004, c. 34‑35). Любопытно, что дружбу народов в данном случае олицетворяют мужчины, хотя в дальнейшем, в поздний сталинский период и в хрущевское время, их заменят женщины.

109 В. Лебедев, « Республика Индия. На гражданском приеме, состоявшемся в Калькутте в честь Н.С. Хрущева» [Фото], Огонек, 1960, № 20, цветная вкладка между c. 16‑17. В частности, этот же снимок под другим названием : В. Лебедев « “Миру‑мир !”» [Фото], Советское фото, 1960, № 11, c. 5. « На встрече с президентом Бирманского Союза У Вин Маунг Н.С. Хрущев также запечатлен с экзотичной птицей в руках” ([Автор снимка не указан], Советский Союз, 1960, № 3, c. 1).

110 [Автор текста не указан], « Курс – разоружение, цель – мир и справедливость», Советский Союз, 1960, № 10, c. 3.

111 [Автор снимка не указан], « В перерыве между заседаниями. Главы правительств СССР и Республики Того Н.С. Хрущев и Сильванус Олимпио [Фото]», Советский Союз, 1960, № 10, c. 2‑3.

112 [Автор снимка не указан], « Н.С. Хрущев и Президент Гвинейской Республики Секу Туре [Фото]», Советский Союз, 1960, № 11, c. 2.

113 [Автор текста не указан], « СССР – Африка / Бергольцев Л. В президиуме митинга дружбы между народами Советского Союза и Республики Мали в Большом Кремлевском дворце [Фото]», Советский Союз, 1962, № 11, c. 45.

114 С. Смирнов, « Без названия [Фото]», Советское фото, 1961, № 10, c. 2.

115 [Автор текста не указан], Советский Союз, 1959, № 12, c. 3.

116 В.М. Зубок, Неудавшаяся империя : Советский Союз в холодной войне от Сталина до Горбачева, М., 2011, c. 255‑256.

117 [Автор снимка не указан, предположительно Анатолий Гаранин], Советский Союз, 1959, № 11, c. 26.

118 « А. Новиков, Н.С. Хрущев и Д. Эйзенхауэр [Фото]», Огонек, 1959, № 39, c. 2. Похожие кадры потом появятся также во время встречи с Шарлем де Голлем и по материалам визита в Австрию.

119 Э. Канетти, С. Московичи, Монстр власти, М., 2009, c. 9.

120 Владислав Зубок пишет о том, что поведение Хрущева во время зарубежных поездок отличалось демократичностью и бесцеремонностью в отличие от изображавшего « византийско‑державное величие» Молотова, недовольного поведением главы государства : « В июне 1957 года на пленуме ЦК Молотов пожаловался, что Хрущев роняет достоинство советского руководителя во время зарубежных поездок и, как пример, привел то, что советский руководитель отправился в сауну с премьер‑министром Финляндии в чем мать родила» (В. Зубок, « Драчливый премьер : Внешняя политика Хрущева», Родина, 2004, № 3, c. 14).

121 А. Новиков [Фото], Огонек, 1959, № 41, c. 3. См. также : « А. Гаранин [Фото]», Советский Союз, 1959, № 11, c. 33.

122 « В. Егоров» [Фото], Огонек, 1959, № 40, c. 5.

123 [Автор снимка не указан], Советский Союз, 1959, № 11, c. 34‑35.

124 Там же, c. 38.

125 А. Гаранин, « В гостинице “Уолдорф‑Астория” Н.С. Хрущева посетил губернатор штата Нью‑Йорк Н. Рокфеллер» [Фото], Советский Союз, 1959, № 11, c. 16.

126 [Автор снимка не указан], Советский Союз, 1959, № 11, c. 28‑29.

127 Указание авторства снимков также зависело от контекста публикации. Если фотография появлялась в художественном издании (например, в журнале Советское фото), то она всегда подписывалась. В случае новостных снимков в других журналах это часто игнорировалось, поскольку тут был приоритет идеологического сообщения, фиксации определенного факта, а не творческого самовыражения.

128 Плампер, Алхимия власти. Культ Сталина в изобразительном искусстве, c. 27‑28.

Haut de page

Table des illustrations

Titre 1 – Д. Бальтерманц, « В кремле », Советское фото, 1962, № 9, c. 16.
URL http://journals.openedition.org/monderusse/docannexe/image/8193/img-1.jpg
Fichier image/jpeg, 292k
Titre 2 – В. Егоров, « Н.С. Хрущев и Фидель Кастро », Советское фото, 1960, № 11, 2-я стр. обложки.
URL http://journals.openedition.org/monderusse/docannexe/image/8193/img-2.jpg
Fichier image/jpeg, 268k
Titre 3 – Советский Союз, 1960, № 5, c. 31.
URL http://journals.openedition.org/monderusse/docannexe/image/8193/img-3.jpg
Fichier image/jpeg, 225k
Haut de page

Pour citer cet article

Référence papier

Екатерина Викулина, « Власть и Медиа »Cahiers du monde russe, 56/2-3 | 2015, 429-465.

Référence électronique

Екатерина Викулина, « Власть и Медиа »Cahiers du monde russe [En ligne], 56/2-3 | 2015, mis en ligne le 17 novembre 2019, consulté le 25 octobre 2020. URL : http://journals.openedition.org/monderusse/8193; DOI: https://doi.org/10.4000/monderusse.8193

Haut de page

Droits d’auteur

© École des hautes études en sciences sociales, Paris.

Haut de page
  • OpenEdition Journals
Search OpenEdition Search

You will be redirected to OpenEdition Search